Я много раз проезжала/проходила мимо этого музея, но всё как-то не знала, стоит ли заходить. Известно про него было только то, что это самое старое здание Китченера. А недавно, захватив в очередной поездке кучу туристических брошюрок, обнаружила купончик на бесплатное посещение домика Йозефа. Ну как было не воспользоваться?

 

Пару веков назад поиски плодородной земли, на которой, помимо занятий тяжелым сельскохозяйственным трудом, можно было бы жить в соответствии со своим укладом и порядками, привели в наши края семьи меннонитов из Пенсильвании. Кто-то двинулся позднее дальше на север, а кто-то пустил свои корни в южном Онтарио. Одной из тех семей, которая нашла своё непритязательное счастье среди болот, непроходимых кустарников и песчаных холмов, была семья Шнайдеров.

 

Жизнь в Канаде что для нынешних иммигрантов, что для тогдашних переселенцев, поначалу – отнють не сахар. Но, терпение и труд, как известно, всё перетрут… Семья трудолюбивых менонитов (а куда им ещё деваться, религия такая) всего за 10 лет обзавелась мельницей, громадным домом, дорогой и ещё тройкой детишек (в общем, места даже в таком большом доме для семьи с 7-ю детьми как-то было маловато). Впрочем, своим успехом они обязаны не только собственному усердию, но и помощи собратьев по религии (это я про благосостояние, а не про детишек). Кстати, насчет дорог в наших краях: теперь я знаю, почему они такие кривые… Оказывается, первым поселенцам выдавались участки порядка 400 акров, и соединяли они свои участки с основной дорогой (нынешний Кинг) отнють не по прямой, а по самым малоплодородным землям (логично, не поспоришь). В общем, где два века назад плохо чего росло – там теперь у нас дороги.

 

Персонал музея демонстрирует жизнь второго поколения Шнайдеров (тех, у которых уже был построен дом, мельница, в общем, они жили уже на всём готовеньком). Если есть возможность посетить музей в рабочий день днём – можно получить персонального гида и узнать все интересующие вас подробности.

 

В музее, помимо быта девятнадцатого века, есть и другие интересные выставки. Одна из них – коллекция досок для игры в Крокинол. О происхождении данной игры нет достоверных фактов. Но одно бесспорно: настольная игра пользовалась огромной популярностью у местных меннонитов и амишей. Самая старая в мире доска для Крокинола происхождением из южного Онтарио. В нашем регионе действуют три клуба любителей этой игры, один из них непрерывно собирается раз в неделю аж с 1933 года.

 

Очень интересной показалась выставка, посвященная алфавиту, азбуке и всему, с этим связанным. Не знаю, существуют ли сейчас в современных школах уроки правописания, но никакие загогулины, выведенные современными шариковыми или гелевыми ручками не сравнятся по красоте с теми шедеврами, которые можно было сотворить пером и чернилами. Помимо тетрадок давно проживших свою жизнь первоклашек, на выставке много образцов различной письменности (разновидности готического письма, бесспорно, самые изысканные) и алфавитных картинок. А какие красочные сертификаты о крещении раньше выдавали – это просто загляденье!

 

После «разогрева» можно перейти и к основной экспозиции – помещения хозяйского дома. Самая шикарная комната – спальня для званых гостей. У гостей в комнате был даже собственный умывальник – роскошь, в которой себе отказывали сами хозяева. Спальня для незваных гостей представляет собой разительный контраст остальным помещениям дома – маленькая и весьма аскетичная комнатка. До того, как в эти края пришла железная дорога, у многих состоятельных семей была подобная клетушка для предоставления ночлега тем, кто просто постучался в двери. Как правило, так или иначе, все друг друга знали (даже местных бомжей). Но, когда пришёл транспорт, стало всё гораздо сложнее: кто знает, кто к тебе в двери постучался.. может, бандит какой заезжий.

 

Интересно была решена проблема с отсутствием холодильника: на участке протекал ручей и, запертый в каменую кладку, он прекрасно охлаждал хозяйственное помещение. Подозреваю, что, в связи с отсутствием кондиционера, в данном помещении предпочитали коротать летние деньки не только продукты.

 

Экскурсия на исторический огородик завершилась сюрпризом: я впервые увидела в Канаде растущий щавель! На мое громкое и возмущённое восклицание (“Ну и почему его нигде не продают, если он всё-таки здесь растёт?”) экскурсовод удивлённо-недоумённо ответил: “Ну так это ж историческое наследие. В наши времена никто ЭТО не ест”. “Вы не поверите, я б с удовольствием съела. Там, откуда я родом, это растение пользуется популярностью”. Мне было предложено попробовать щавель, но я вежливо отказалась, объяснив, что переросший он уже не особо вкусный. Прочитала лекцию на тему приготовления вкусного супа из щавеля. По-моему, гид так и не поверил, что из него можно что-то путное приготовить и ещё и есть.

 

Многое изменилось с начала 19-го века: от огромной фермы Шнайдеров остался лишь хозяйский дом на акре земли, там, где когда-то была мельница – ныне располагается Виктория парк, а дорога Шнайдеров теперь больше известна как Квин Стрит. Даже сам город поменял своё название, но… если прийти в музей в выходной день, можно не только почуствовать себя частичкой меннонитской семьи, но и отведать хлеб, испеченный в старинной печке по рецепту, оставшемуся неизменным с тех самых времён.

 

Инна Пугачева