Канада – страна иммигрантов. Кто-то забывает про свои корни, и уже через поколение в семье – только канадцы, кто-то противоставляет свои национальные канадскому мировоззрению и живёт «особняком», а кто-то, помня, откуда его деды и прадеды, гармонично существует в мультикультурном обществе и, передавая знания из поколения в поколения, готов поделиться ими с окружающими хотя бы раз в году, на национальных фестивалях.

 

В первое время, когда мы только переехали в Канаду (мы тогда жили в Торонто), я старалась сходить почти на каждый фестиваль. Что-то – нравилось, что-то – не очень. Где-то чудесно пели и танцевали, где-то – вкусно кормили, а где-то не было услады ни очам, ни уху, ни желудку.

 

Highland Games, судя по описанию, должны были хоть немного, но чем-то отличаться: во-первых, на национальных шотландских фестивалях мы ещё не были; во-вторых, там должны были быть различные соревнования; в третьих, а почему бы и просто на них не сходить?

 

Основатели шотландского фестиваля, Дункан и Дженет МакЛахнан, приложили немало усилий к тому, чтобы привить любовь к шотландским танцам и музыке (последнее, подозреваю, давалось особенно тяжело) местному населению. Но хорошие традиции прививаются довольно быстро, и вот в этом году Кембридж открывал уже 37-е ежегодные Игры Горцев.

 

В вечер накануне открытия игр можно посетить мероприятие, называемое «Кейли» (Ceilidh – поседелки). Во время посиделок, как обещали организаторы праздника, можно было отведать шотландскую еду и запить её шотландским пивом. К сожалению, про посиделки мы забыли и попали уже только на сам фестиваль.

 

Билеты на фестиваль лучше приобрести заранее онлайн – так получается дешевле. Распечатка просто предъявляется на входе, и вот уже по вашим ушам стучат доносящиеся со всех сторон звуки волынки.

 

Первое соревнование – метание тяжёлых предметов, мужчины соревновались в метании тяжеловесных гирек, а женщины – в метании молота. Для того, чтобы правильно и как можно дальше запустить снаряд, необходимо хорошенько раскрутить снаряд над головой (3-4 оборота) и выбросить его. При этом со стороны это выглядит, как экзотический танец: глядя на то, как «порхает» тяжеловес с гирькой не верится, что гиря действительно тяжелая. Спортсмены, разумеется, все в юбках: учитывая телосложение атлетов, разобраться издалека, кто соревнуется (мужчины или женщины), проще по типу метаемого снаряда.

 

Как оказалось, в Кембридже весьма популярны шотландские танцы: группы подрастающих канадцев соревновались с самого утра. К сожалению, соревновались они под весьма низко висящим тентом, отбрасывающим тень и значительно затемняющим концертную площадку. Учитывая ограждение, с высоты моих почти 180 см видимость была весьма ограниченная: зрителям на раскладных креслах (родители в большей своей массе) открывалась более интересная картина.

 

Если вы пришли на праздник в надежде отведать настоящего хаггиса – спешу вас разочаровать: червячка можно было заморить картошкой фри или ПутИн, сосисками и прочим североамериканским фастфудом. Если у вас слово «хаггис» ассоциируется исключительно с подгузниками – не пугайтесь, шотландцы не употребляют «это» в пищу, просто так называется национальное шотладское блюдо из бараньих потрохов с дополнительными ингридиентами (лук, толокно, сало, приправы и соль), сваренных в бараньем желудке. Помню, в Кингстоне заказала в одном пабе вегетарианский хаггис, с большим страхом представляя, что ж мне принесут: оказалось весьма вкусно… правда, зная, из чего готовят мясной хаггис, может, оно и к лучшему, что его не предлагали? Зато можно было отведать вкусного разливного прохладного пива.

 

Газон в парке наверняка пришлось перестилать после фестиваля, так как он весьма сильно пострадал во время соревнований по перетягиванию каната: стремясь в буквальном смысле вырвать друг у друга победу из рук, спортсмены практически прорыли ногами траншеи.

 

В первой половине дня, до официальной церемонии открытия, можно было пообщаться с представителями кланов, поинтересоваться историей иммиграции шотладцев в Канаду и приобрести различные а-ля шотландские сувениры: к примеру, чудесную Несси с волынкой.

 

Официальное открытие фестиваля состоялось в полдень. Речи официальных лиц завершились торжественным шествием представителей шотландских кланов. Если честно, то от этого шествия на душе стало как-то грустно, и не от того, что самих кланов мало, а от того, что представлены они были очень малым количеством людей и, в основном, людьми в уже очень почтенном возрасте. Я не знаю, с чем это связано: то ли с тем, что все разлетелись по разным городам и странам, и не смогли присоединиться к своим родным, либо с тем, что более молодое поколение уже не считает себя частью тех больших шотландских семей, которыми, по сути, и являются кланы. Хочется верить, что причина всё-таки в первом предположении. Хотя, скорее всего, верно второе: ибо некоторые кланы были представлены бабушками/дедушками в сопровождении совсем маленьких внуков, а для среднего поколения, наверное, этот фестиваль не имеет большого значения.

 

Все те пару часов, которые мы провели на фестивале, со всех сторон в разнобой доносились звуки волынки: все готовились к послеобеденным соревнованиям. Впрочем, официальное открытие фестиваля завершилось великолепным маршем и концертом всех участников соревнований в категории «Волынка»: честно говоря, очень понравилось. Вместе они – сила, а вот дудящие по отдельности – весьма на любителя.

 

По тому, как были «вооружены» многие гости фестиваля (тенты, кресла, зонтики), было ясно, что они сюда пришли явно на целый день: пообщаться с друзьями и знакомыми, посмотреть на выступления детей и внуков, а также просто провести день в парке под убаюкивающие звуки шотландского народного инструмента. Но нам вполне хватило впечатлений и за пару часов. Охарактеризовать свои впечатления я могу в паре предложений… Пойду ли я на этот фестиваль ещё раз – нет, наврядли. Но стоит ли на него сходить хоть раз – да, разумеется. Так что, думайте сами, решайте сами – у вас целый год впереди.

 

Инна Пугачева