Любимая фраза, выученная эмигрантами в первую очередь. Фраза, как щит, которым защищаются при нападении. Вот – вы только вступили на канадскую землю, и тут же на вас обрушился камнепад чужого языка. Что-то спрашивают на паспортном контроле, потом – на таможенном, а вы не можете различить ни одного отдельного слова. Хотя перед отъездом добросовестно штудировали справочник, и, может, даже брали уроки на специальных курсах. Оказалось – только зря тратили деньги.

 

Люди, никогда не изучавшие английский язык, приехав в Канаду, сталкиваются со многими проблемами. Но первейшая и важнейшая из них – незнание языка. Вдруг возникает чувство абсолютной беспомощности, когда тебе в магазине задают совсем невинный вопрос: вам дать пакет? Паника! Ваш мозг судорожно пытается угадать, что же вам сказали. Видя ваш растерянный вид, кассир улыбается. И вы криво улыбаетесь в ответ. И тут ваш мозг выдает спасительную фразу: ай донт спик инглиш! Вот он – ваш щит и спасение.

 

Оказывается, многие американцы не пользуются общественным транспортом по очень банальной причине – они не знают, как им пользоваться! Некоторые канадские эмигранты вначале тоже боятся. Где купить билетик? Отдавать его водителю? А куда его засовывать? А какой стороной? Там нет сенсоров? А если нет билетика, можно деньгами? А если нет монеток, можно купюрой? А если нужно выйти, как сказать водителю? Какие веревочки вдоль окон? Зачем их дергать? А вдруг не сработает? Короче, «дернешь за веревочку, дверь и откроется», как в сказке. О, нет! Лучше я останусь дома, или пойду пешком.

 

Когда вы приходите записываться на курсы английского языка, вы уже знаете несколько слов: «хай!», «плиз», и «сорри». Ну и ту, которая щит. И здесь начинается новый камнепад. Щит не работает, потому что вы сами его опустили. Речь звучит, благополучно огибая ваш мозг по кривой и уплывая дальше в эфир. Через несколько месяцев (или недель – это зависит от способностей) вы начинаете различать отдельные слова, вопросительные и утвердительные предложения. И наконец, можете сносно ответить на несколько вопросов, касающихся лично вас: как вас зовут, сколько вам лет и откуда вы прибыли. Да, еще – сколько времени вы в Канаде.

 

Вы удивитесь, если я скажу, что на начальном уровне обучения есть люди, которые живут в Канаде пять, восемь или десять лет! Живут – и до сих пор на начальном уровне! Молодые люди двадцати лет шесть лет силятся постичь язык великого Шекспира. Но он им так и не даётся.

 

Удивитесь, если увидите на курсах людей преклонных лет, которые даже с трудом передвигаются. Ходить не могут, а язык хотят учить! 73, 78, 85 лет! И выучивают! В противовес им другие заявляют: а зачем мне учить язык, мне и так хорошо. Но даже они, не желая напрягаться, всё же познают его. Что ж вы хотите – среда!

 

Молодые, конечно, обучаются быстрее и легче, потому что почти все работают или учатся. А вот пожилые люди, приехавшие в Канаду вслед за своими детьми, учатся дольше и труднее. И причин тому великое множество.

 

Во-первых, дома разговаривают на родном языке. Это в какой-то мере восполняет недостаток общения. Во-вторых, удобнее всего переложить груз понимания на плечи детей, которым придется вас сопровождать в магазин, в банк и к семейному доктору. В-третьих, есть надежда, что всё как-то само собой образуется и язык выучится в процессе. В-четвертых, и в 125-х – это просто лень, которая оправдывается плохим усваиванием из-за возраста, плохим самочувствием, нехваткой времени, занятостью или отсутствием средств (обучение практически бесплатное!), недовольством первым учителем (бубнит-бубнит).

 

Да, взрослые, отягощенные бременем своих лет, не могут так воспринимать новый язык, как дети. Ведь дети не изучают алфавит, складывая потом из него слова. Они просто начинают говорить. Словами, потом фразами. Запоминая целые блоки из фраз и успешно пользуясь ими. Они еще не знают грамоты и не умеют читать. А говорят. Дети не потеряли способности имитировать и подражать. Их мозг открыт для любого языка.

 

Наш мозг не хочет делать лишнюю работу. Зачем, если можно воспользоваться фразой: ай донт спик инглиш, как щитом. Это стена – блок, как называют его лингвисты, который не пропускает новый язык.

Говорят, что нам мешает наш же любимый мозг. Если он и начинает работать, силясь освоить язык, вместо того, чтобы просто запоминать, как звучат выражения и фразы, он пытается переводить каждое слово. Ваш собеседник уже говорит о чем-то другом. А вы с трудом перевариваете перевод, чтобы потом составить из него осмысленное предложение.

 

Глядя на «аппл», вы должны просто понимать и соединять воедино понятие и образ. Это не яблоко. Это «аппл».

 

Когда-то давно, в школе, мы учили стихи. Думаю, многие из нас с удивлением вспомнят целые отрывки, выученные когда-то наизусть. Наверное, и язык нужно вот так же учить – наизусть. Вот и у меня неожиданно всплыло стихотворение украинского поэта Тычины. Не все могут понять украинский язык, и я попробую перевести.

 

Вначале так – как бы подкова

В твоих руках не хочет гнуться.

И вдруг однажды – язык! язык!

Чужой – звучит мне, как родной.

 

Конечно, в подлиннике это красиво и ритмично.

 

Мне очень хочется, чтобы щит, которым мы прикрываемся, оказался ненужным. И чтобы для всех, кто хочет стать свободнее, увереннее и богаче, английский язык стал понятен, доступен и не страшен. Чтобы однажды, посмотрев на яблоко, вы сказали – «аппл».

 

Ольга Костина