Окончание. Начало в № 87 – 88

Я сказал Алу, что он также может согласиться на третий вариант – намеренно провокационный. Сразу после его смерти я мог сообщить властям, что именно произошло. Вероятнее всего, это привело бы к уголовному преследованию – я был готов пойти под суд за его смерть, если существовала вероятность, что судебное разбирательство привело бы к изменению законодательства. Помимо тюремного заключения у такого варианта был ещё и другой недостаток – я бы уже не мог помочь кому-то ещё, а я был уверен, что в будущие годы многим канадцам потребовалась бы моя помощь. Я не знал больше ни о ком в Канаде, кто бы оказывал помощь в активной ассистированной смерти для тех, кто хотел умереть на своих условиях. Третий вариант поставил бы крест на том, что я считал необходимым сервисом, кроме того, началось бы расследования обстоятельств смерти Ала, что добавило бы неудобств к горю Юрит.

Мы обсудили каждый вариант. Юрит была за то, чтобы представить смерть Ала естественной. Она была противницей любого варианта, который привёл бы к полемике, привлёк бы полицию или шумиху в прессе.

Окончательное решение было за Алом. Он согласился с доводами Юрит, и мы решили представить его кончину как естественную смерть у него дома на острове Ванкувер.

Вечером 20 апреля 2000 года Ал Парди выпил стакан чилийского вина, в которое был добавлен рогипнол. Закон Мёрфи в последний раз продемонстрировал свою правдивость – оказалось, что вино было испорченным. Но Ал всё равно его выпил в компании женщины, с которой он провёл вместе 60 лет. Не было спешки или графика. Последнее произведение, которое он услышал, был «Ol’ Man River» в исполнении Пола Робезона – одна из его любимых композиций, исполненная его любимым певцом.

Вскоре Ал потерял сознание. После этого Юрит вышла из спальни, прошла по коридору в гостиную. Мы с Эвелин прошли в спальню. Я осторожно ущипнул Ала в нескольких местах, реакции не было. Единственным звуком было его замедленное дыхание. Я подождал, пока он полностью отключиться.

Мы работали в слаженной команде, тихо и эффективно. Мы привезли с собой два баллона с газом в больших коробках с надписью «наборы воздушных шариков для вечеринок». Эвелин поставила их рядом с кроватью Ала. Она подсоединила коннектор в форме буквы «У» к обоим баллонам, чтобы содержимое баллонов одновременно поступало в пластиковый пакет. Пакет, который мы использовали, был размером 56х91 сантиметр, с резинкой по периметру и липучкой, которая обеспечивала плотное прилегание пакета к шее.

Эвелин надела пакет Алу на лоб, а я наполнил его гелием. Я подождал ещё несколько минут, периодически щипал его кожу, чтобы убедиться, что он без сознания. Наполненный газом пакет выглядел как колпак повара. Пакет нужно было полностью наполнить газом перед тем, как его надеть, чтобы уменьшить количество доступного кислорода. Эвелин надвинула мешок Алу на голову и затянула воротник. Я увеличил подачу гелия.

Тело никак не реагирует на чистый гелий. Человек продолжает вдыхать так же, как если бы он вдыхал обычный воздух, с единственной разницей, что мозг отключается в течение нескольких секунд из-за отсутствия кислорода. Ал сделал глубокий вдох и его тело обмякло. Спустя две или три минуты казалось, что он сделал последний вздох, но возможно, это просто была рефлекторная реакция. Я подождал, пока оба баллона выпустят весь газ в пакет. Затем мы отсоединили оба баллона и отнесли их в автомобиль Эвелин, чтобы позднее их выбросить. Мы заранее подобрали уединённую помойку, рядом с которой не было камер видеонаблюдения.

Когда мы уходили, около 11 вечера, я остановился переговорить с Юрит, которая была глубоко погружена в свои чувства и мысли. (Рядом с ней для моральной поддержки находился член семьи). Я кивнул и сказал, что всё прошло хорошо. Мне не надо было ей напоминать, что ей утром нужно будет набрать 911, притворившись, что она проснулась и обнаружила безжизненное тело своего мужа. Ни у кого не возникло никаких подозрений. В прессе сообщили, что Ал Парди умер во сне от рака лёгких.

Его смерть была пятой из восьми, в которых мы с Эвелин ассистировали. Поэтесса Сюзан Мазгрейв, которая хорошо знала Ала, написала о его последних месяцах жизни: «Ал смотрел на смерть так же, как он смотрел на жизнь – прямо в глаза». У меня сложилось такое же впечатление.

Юрит, Ал и я согласились скрыть настоящую причину смерти Ала на неопределённое время, намерения скрыть истину навсегда не было. Единственная причина, по которой я был сторонником фальсификации, состояла в том, что я хотел продолжить оказывать услуги по ассистированному самоубиству как можно дольше. Если бы дело всей моей жизни осталось у меня под конролем, я бы продолжил помогать людям умирать. Однако, в 2002 году Эвелин обвинили в ассистировании в самоубийстве двум женщинам, о которых я ничего не знал. В результате, поскольку наш офис находился у Эвелин дома, все наши действия были прекращены. Вся документация, в том числе, списки членов общества и списки рассылок, письма и все канцелярские принадлежности – даже почтовые марки – были изъяты, и мне их так и не вернули (я не мог обратиться к властям за ними и не вызвать подозрений). Пожертование на сумму в почти 50 000 долларов от одного из членов общества Право на Смерть из Новой Шотландии исчезло без следа. Сервис, который так помог Алу Парди, и который иногда называли «Голос Страны», больше не был доступен остальной стране.

Два года спустя начался суд над Эвелин. В ноябре 2004 года её оправдали за отсутствием доказательств. Однако попав в поле зрения властей, мы больше не могли заниматься сервисом по ассистированному самоубийству. С тех пор многие канадцы испытали страдания, пытаясь добиться права выбора в смерти. Среди них были такие известные люди, как Дональд Лоу, микробиолог в госпитале Маунт Синай, который умер от опухоли мозга в 2013 году, Глория Тэйлор, жительница Британской Колумбии, у которой была диагностирована БАС, пыталась бороться с правительством за своё право на смерть, а также Кэтлин Картер, болевшая дегенаритивным стенозом позвоночного канала, чьё обращение в суд наконец-то убедило Верховный Суд снять запрет с ассистированного самоубийства. Каждый из этих людей оставил своё послание на стене человеческого страдания. Каждый из них просил помощи в ассистированной смерти. Некоторые из них стали известны общественности, но Канада отказала им в помощи, которую мы смогли оказать Алу Парди.

В прошлом году, когда я работал над этим материалом о смерти Ала, я проконсультировался с двумя юристами, один из которых – уважаемый эксперт по конституционным вопросам уголовного права. В нашем Уголовном Кодексе нет исковой давности. Также в нём нет понятий «эфтаназия» или «умерщвление из сострадания» (mercy killing). Я узнал, что после публикации этой статьи меня могут арестовать и обвинить в преступлениях – от ассистирования самоубийству до убийства первой степени. Если бы меня признали виновным, я бы тут же лишился своего паспорта. Если бы назначенный залог оказался непомерно высок, я бы остался в тюрьме до конца жизни. Современное канадское законодательство приравнивает меня к таким убийцам, как Роберт Пиктон, Пол Бернардо и Клиффорд Олсон.

В феврале 2015 года Верховный Суд Канады единогласно постановил, что общий запрет на ассистированное самоубийство при участии врача неконституционен. Он нарушал право «дееспособных взрослых, испытывающих невыносимые страдания, вызванные тяжёлым и неизлечимым медицинским заболеванием». В ближайшие несколько месяцев в Канаде будут созданы условия, чтобы люди могли достичь достойной смерти. Меня к этому моменту уже не будет в живых. В возрасте 78 лет мне были поставлены два диагноза в смертельных заболеваниях (лёгочный фиброз и рак простаты) на фоне кардиологических проблем. В феврале 2016 года, когда я заканчиваю написание этой статьи, я узнал, что проблемы с моим сердцем настолько серьёзны, что мне, возможно, потребуется третья операция на открытом сердце. В прошлые два месяца у меня также было недиагностированное ректальное кровотечение. Моё качество жизни деградировало.

23 февраля я полечу в Швейцарию умирать. Мне нравится либеральность швейцарских законов – непрофессионалам там разрешено ассистировать самоубийствам – я хочу окончить свою жизнь в компании хороших людей. К моменту публикации этой истории я уже буду мёртв. В те дни, когда я способен писать, я работаю над завершением своей книги – «Будущее смерти: реальные истории про ассистированную смерть» – которая будет опубликована после моей смерти в электронном формате издательством Кэнэдиэн Хьюманист Пабликейшенз. Это последнее, что я могу дать канадцам для лучшего понимания событий, связанных с правом на смерть, происходившими на протяжении последних 25 лет.

Я состою в расположенной рядом с Базелем организации Вечный Дух (Eternal Spirit), которая предоставляет услуги по ассистированному самоубийству для иностранцев. Они рассмотрели и признали законной мою заявку на ассистированную смерть на основании медицинских показаний. Я выбрал Вечный Дух, поскольку её основательница, Эрика Прайсиг, изобрела инновационный метод внутривенной инъекции барбитурата пентобарбитал натрия, который приводит к спокойной смерти в течение нескольких минут. На моём айфоне установлено приложение, которое ведёт обратный отсчёт времени, оставшегося до моей смерти. Доктор Майкл Ирвин, уважаемый в кругах активистов движения право на смерть в Англии, а также бывший директор здравоохранения в ООН, предложил быть со мной во время процедуры, а также оплатить половину её стоимости, которая в общем составляет около 10 000 долларов. Швейцарский траст, который сотрудничает с Вечным Духом, оплатит вторую половину. Я уже купил обратный билет до Базеля за 1 200 долларов – обратный билет выглядит менее подозрительно при прохождении бюрократических проверок.

Когда-нибудь врачи будут предлагать услуги по ассистированному самоубийству куда более высокого уровня, чем всё то, что создал я. Оказание помощи людям в достижении гуманной смерти в выбранное ими время будет считаться важной общественной услугой. Я предвижу время, когда прогрессивные обстоятельства, сопровождавшие смерть Ала Парди, будут доступными вариантами окончания жизни для всех канадцев. Мои личные действия будут оцениваться как ничем не примечательные.

От редакции: Джон Хофсесс умер в 4:45 по стандартному восточному времени 29 февраля 20016 года, как и планировалось, в Базеле в Швейцарии.

Источник: http://torontolife.com/city/life/john-hofsess-assisted-suicide/

Перевод Анастасии Успенской