(Продолжение. Начало в №76)

3

О распределении Юрий не задумывался. Ну, пошлют куда-нибудь, ведь люди везде есть. Но когда он узнал, куда именно посылают служить, ему впервые стало так тоскливо, что он ночью не смог заснуть.

 

Точка, на которой предстояло служить молодому офицеру, была именно точкой. Ее и на карте не увидишь. Даже под микроскопом. Вокруг этого самого знака препинания были пески, голые скалы и палящее солнце. До ближайшего населенного пункта — километров двести пятьдесят. Работа с утра до вечера с плохо говорящими и еще хуже соображающими солдатами.

 

Состав этой малюсенькой воинской части был исключительно мужским. Даже повара были мужчины. Женщины там не выдерживали. Разве что жены офицеров. Но и офицеров там было раз, два и обчелся. Посылали туда, как правило, холостых или разведенных.

 

К утру у Юры созрел план. Ему нужно срочно жениться. Нельзя ехать в такую дыру без женщины. Или сопьюсь, подумал он, или на иглу сяду. А ни того, ни другого его молодой организм не хотел.

 

Аппетит разыгрался. Кому же предложить свою руку. Сердце предложить не мог, хотя можно и соврать ради такого случая.

 

Юра первым делом пошел к Светлане. Она хоть и развратница, но из порядочной семьи.

 

Дверь открыл ее отец.

 

— Здравствуйте, Виталий Иванович! А Света дома?

 

— Ну, здравствуй! Проходи.

 

Светлана вышла из своей комнаты и очень удивилась, увидев Юрия в неурочный час.

 

— Привет! Что-то случилось? Почему не позвонил? — она была не очень рада его приходу.

 

— Мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз, — зачастил парень.

 

— Что так таинственно? — улыбнулась лукаво девушка и пошла в свою комнату, жестом приглашая Юрия следовать за ней.

 

— Ну!

 

Вдруг иссякли все слова. Он помолчал, потом сел. Затем снова встал, потому что делать предложение девушке сидя невозможно. Наконец, он решился и обычной своей скороговоркой, как из автомата, короткой очередью выдал:

 

— Я знаю тебя почти три года, ты мне нравишься, Света. Я долго думал и решил. Выходи за меня замуж.

 

Девушка с интересом разглядывала Юру, словно увидела его впервые. Молчание затягивалось.  Юрию стало неловко. Что-то было унизительно-оскорбительное в этом молчании и разглядывании. Он сел в кресло без приглашения, чтобы хоть что-то сделать.

 

Света решила, что паузу пора прервать. И следующим испытанием для Юрия стал ее смех. Она смеялась долго. Так же долго, как до этого молчала. Вытерев глаза от слез, выступивших от смеха, девушка вдруг стала очень серьезной, подошла к Юре, положила руки ему не плечи и проникновенным голосом сказала:

 

— Юрик! Зачем ты так долго думал? Спросил бы по телефону, и ходить бы не пришлось. Ты очень хороший  ё…рь, но х…ый муж. Разве можно за тебя замуж?! Ты же на первой станции соскочишь с поезда. А мне нужен постоянный и надежный экспресс, — и она подмигнула парню.

 

— Это понимать, как «нет»?

 

— Да, Юрик, да! Это понимать, как «нет»!

 

Юрий встал, неловко потоптался, не зная, как попрощаться. Он все-таки смог улыбнуться, подмигнул своей бывшей подружке и медленно произнес:

 

— Спасибо на добром слове. Не все же во мне так плохо, если и ты нашла во мне и хорошее качество.

 

Повернувшись и бросив через плечо «Пока», Юра навсегда исчез из жизни Светы.

 

4

Перед тем, как идти к Тамаре, Юрий продумал до мелочей свое предложение. Он не очень расстроился отказом Светы. Скорее был неприятно удивлен. И почему он решил идти к ней в первую очередь?

 

Тамару он пригласил в кафе. Ради такого случая облачился в гражданский костюм. И, взглянув мельком в зеркало, остался собой очень доволен. Правда, нос немного курносый и рот до ушей, как у Буратино, волосы на макушке поредели. Но все компенсировала стройная и высокая фигура.

 

Тома опаздывала, и ему пришлось ждать ее за столиком полчаса. Она вошла, и вся мужская половина посетителей повернула головы в ее сторону. Да, фигура у девушки была выдающейся. Высокая грудь, тонкая талия, длинные ноги. Немного портила вид их легкая кривизна. Но и она была сексуальной.

 

Юра вскочил, всем своим видом показывая окружающим, что эта шикарная блондинка принадлежит ему. Он сразу же забыл, что только что сидел за столиком и злился на неё за опоздание.

 

— Давно не виделись, Синица! — она часто называла парня этим прозвищем.

 

Вообще-то он был Журавлев. Но Томе нравилось дразнить его этим словом. Однажды, когда он ничего не ответил на её намек о замужестве, она в сердцах сказала:

 

— Лучше синица в руке, чем журавль в небе. Ты, Юрка, моя синица.

 

Они сели за столик. Юра по сценарию взял ее руки в свои и поцеловал кончики пальцев.

 

— Ого! – удивилась девушка. — Интригующее начало.

 

— Тома! – Юрий сделал многозначительную паузу, что  при его манере быстро и многоречиво изъясняться сделать было непросто.

 

Она молчала и смотрела на него серыми накрашенными глазами. И он увидел, что в них нет не то что заинтересованности, радости от встречи, но и простого девчоночьего любопытства. Бесстрастные серые глаза сбили его с толку. Тамара не собиралась помогать ему.

 

— Света! — начал было он снова.

 

Но вдруг понял, что сморозил, и постарался пулеметной очередью из пустых слов закамуфлировать свою ошибку.

 

— Томочка! Ты такая красивая, все на тебя оглянулись, когда ты вошла. У меня в голове все смешалось от радости. Так давно тебя не видел. Извини, выпуск. Экзамены, экзамены…

 

— И Света, — зло закончила Тамара.

 

— Это я официантку хотел позвать, — брякнул Юра первое, что пришло ему в голову.

 

— Ошибся, Синица, имей мужество признаться. Зачем позвал, не мороженое же есть?

 

— И мороженое тоже, — обреченно произнес парень.

 

Он чувствовал, что заготовленная заранее речь теперь будет выглядеть анекдотично. Что же эта Светка так ему всё подпортила. Но так просто он решил не сдаваться.

 

— Ладно, не сердись. Я же тебя позвал, не Свету. Ну, оговорился. Прости, — он махнул рукой официанту.

 

Тот метнулся в рабочее помещение и вынес оттуда букет розовых роз. Юра знал, что Тома неравнодушна к цветам, а к розам в особенности. И розовые розы стояли здесь на первом месте.

 

— Мне очень хочется, чтобы ты приняла от мены цветы. И предложение.

 

— Предложение чего?

 

— Предложение выйти за меня замуж, — наконец-то произнес ключевую фразу Юрий.

 

Тамара все-таки улыбнулась. «Ура!» — подумал Юра, — «Рыбка клюнула».

 

Рыбка тем временем взяла букет в руки, поднесла к лицу и стала нюхать.

 

— Как жаль. Такие красивые, и не пахнут, — и подняла на него серые огромные глаза.

 

— Ты, Синица, куда распределение получил? — неожиданно спросила она Юрия.

 

— Это имеет отношение к нашему разговору?

 

— Думаю, это имеет прямое отношение к нашему разговору. Ты, наверное, забыл, что я работаю в штабе. И мне ничего не стоило поинтересоваться, куда тебя распределили. Так вот, Синица, если бы тебя не послали в эту Тмутаракань, то и роз бы этих не было. Решил, что Тамарка для дыры сойдет? Ты думаешь, я не понимаю, почему ты мне замуж предлагаешь?

 

— Думаю, не понимаешь, — Юра пытался исправить ситуацию.

 

— Дорогой Юрий Журавлев! Я поздравляю тебя с окончанием училища. Желаю тебе успехов по службе и счастья в личной жизни. Тамара!

 

Она схватила букет, сунула его в руки оторопевшему парню и гордой походкой выплыла из кафе.

 

Принесли мороженое.

Ольга Костина

(Продолжение в следующем номере)