(Продолжение. Начало в №76, 77, 78)

7

В квартире было прохладно, и Юрий снял китель. Пока Лида возилась на кухне, он осмотрелся. Все было, как раньше. Мебель та же, чисто, только игрушки были разбросаны везде.

 

— Ты не боишься оставлять ребенка одного? Не испугается?

 

— Так он уже большой, четвертый год пошел. В мае три года отметили. Он самостоятельный. Да и баба Валя там. Глаз не спустит. Хоть поворчит от души, но выручит.

 

Юрий увидел на стене большую фотографию, где Лида сидела в обнимку с сыном. Широко поставленные зеленоватые глаза мальчишки смотрели беззаботно и радостно. Рот расплылся в улыбке до ушей.

«Как у меня», — подумал Юрий. И вздрогнул. Три года в мае. Три года. Он стал лихорадочно подсчитывать
в уме. Даже пальцы стал загибать. В этом положении его и застала вышедшая из кухни Лида.

Она несла вазу с фруктами и бутылку какого-то вина.

 

Юрий застыл в неловкой позе с загнутыми пальцами возле фотографии. Он беспомощно посмотрел на женщину.

 

— Мишка — это кто? — бестолково спросил он.

 

— Да я же говорила тебе — сын мой. Ты, наверное, плохо слушал. Садись, давай, встречу отметим. Сколько лет не виделись. Ты даже не представляешь, как я хотела этой встречи. Даже не представляешь. Столько раз ее представляла, придумывала, какое платье надену, какую прическу сделаю. А получилось вот так — неожиданно. И я в сарафане. Посиди, я переоденусь.

 

— Не нужно, — Юрий схватил ее за руку и привлек к себе. — Ты в этом сарафане такая… желанная.

 

Он привлек ее к себе и поцеловал в губы долгим страстным поцелуем. И она ответила ему. Он почувствовал. Они стояли и целовались, и целовались, будто не видели друг друга целую вечность. Мужчина подхватил ее на руки и понес в другую комнату. Она дала уложить себя на кровать.

 

— Не нужно, Юра, — тихо попросила она.

 

— Но ты же хочешь меня.

 

— Очень. Но мы не должны. Это неправильно и нечестно, — она залилась краской.

 

— А целоваться честно? — не смутился мужчина.

 

— Целоваться тоже плохо. Но те так, как это.

 

— Лида, объясни, что происходит?

 

— Просто я тебя до сих пор люблю. Смешно. И грустно.

 

— Лидка, скажи честно: Мишка — это мой сын?

 

— Мишка — это мой сын, — твердо сказала Лида. — Мне его Бог послал.

 

— Лида, не упрямься. Ты же приходила к моей маме, она писала мне, что приходила, — с досадой сказал Юрий.

 

— Приходила, — она встала с постели и одернула сарафанчик. — Два раза приходила. Первый раз – адрес твой просила. А второй раз твоя мама сказала, что девушки Лиды у тебя никогда не было.

 

— Молодой был, дурной. Думал, ты меня женить на себе хочешь.

 

— Я так и поняла. А потом вспомнила, как ты рассказывал про осложнение после свинки, — Лида улыбнулась. — И решила, что ребенка мне Бог послал. У меня кроме тебя никого не было.

 

— Я надеялся, что ты аборт сделаешь, — Юра был откровенен перед ней.

 

— Не стала. Мама помогла. В институте на заочный перевелась. А потом Пашку встретила. Он у нас компьютерный гений. Сейчас в командировке во Франции. Получил приглашение на постоянную работу, в августе поедем.

 

— Лида, а как же Мишка?

 

— Так с детьми и поедем.

 

— С детьми? У тебя есть еще один ребенок?

 

— Будет. Будет еще один. Месяца через четыре.

 

Юрий взглянул на полненькую фигурку Лиды и понял, отчего она округлилась.

 

Он встал, налил в большие рюмки вино.

 

— Давай! За встречу! — и опрокинул обе рюмки в себя. – Тебе нельзя, я за двоих.

 

Лида растерянно смотрела на него.

 

— Мне так хорошо, Юра, что ты пришел. Я боялась, что никогда больше не увижу тебя. А теперь я спокойна. Ты такой красивый, такой сильный и мужественный. У тебя все сложится, я знаю. Большому кораблю — большое плавание.

 

— Плавать буду в песках, — в сердцах сказал он.

 

Потом он вспомнил Татьяну и подумал, что проститься нужно хорошо.

 

— Иди ко мне, я тебя поцелую.

 

И она подошла. Потом Юрий быстро вышел, схватив со стула новенький офицерский мундир. Когда он проходил мимо песочницы, среди других детей разглядел белую голову Мишки. Остановился и долго смотрел, как тот возится с лопаткой, пытаясь налепить из мокрого песка высокие куличики.

 

Юрий не знал, почему он побежал назад, в квартиру Лиды. Когда он вошел, она все так же стояла у стола, там, где он целовал ее в последний раз. Он подошел быстрым шагом к стене, снял фотографию, где Лида и Мишка счастливо улыбались миру, и спрятал ее под китель. И больше ни разу не оглянулся.

 

8

Кончался июль. Нужно было возвращаться в столицу, потому что уезжать удобней было оттуда. Юрий успокоился. Без жены, так без жены. Хотя в душе он был немного удивлен и обескуражен. Столько девчонок у него было, столько женщин, он был уверен, что все они только и мечтают выйти за него замуж. А тут вдруг со всех сторон от ворот поворот.

 

Но не с его веселым характером было впадать в уныние. И от чего?! Он решил напоследок позвать своих универмаговских подружек. Всех троих сразу. Пусть познакомятся напоследок. Забавно будет. Он заказал столик в кафе и позвонил всем трем девушкам: Инне, Ане и Светлане Второй. Они все согласились, и теперь он сидел за столиком в кафешке, поджидая, какая из девушек придет первой.

 

Они пришли втроем. Церемонно расселись вокруг круглого стола.

 

— Ого, — засмеялся Юрий. — Вы, оказывается, знакомы.

 

— Мы же работаем вместе, — уточнила бойкая смуглянка Аня.

 

— Но на разных этажах. Я не думал, что вы дружите, — Юрий не хотел показать, что немного обескуражен.

 

— Младший лейтенант, парень молодой, я хочу потанцевать с тобой, — пропела с издевкой Светлана.

 

— Ладно, девчонки, не дуйтесь. Я просто решил, что вы здесь познакомитесь друг с другом. И когда я уеду нести свою суровую службу, будете вспоминать меня добрым словом. Посмеетесь, в конце концов, — Юрий был в хорошем расположении духа и не хотел упускать инициативу.

 

— А я сказала девчонкам, что ты хочешь, чтобы мы здесь передрались из-за тебя, — уточнила жеманная Инна. — Не дождешься. Мы давно знаем, что ты с нами всеми крутишь. Но мы решили, подумав, что это не ты, а мы тобой крутим. Вспомни, как мы все трое тебе свидание в одном месте на одно время назначили.

 

— Да, это забыть нельзя, — засмеялся Юра. — Помню, как я прятался, согнувшись в три погибели за раскладкой с газетами, пока вы не разошлись.

 

— Давайте вспоминать хорошее, — он решил переключить внимание девушек. — Сегодня я добрый. Заказывайте, что хотите.

 

Девчонки не заставили себя упрашивать. И вскоре все уже были не только дружелюбны, но и признавались друг другу в любви. Юра знал, что его кошелек сильно похудеет. Но что ему делать на своей точке с толстым кошельком?!

 

Когда все были уже изрядно пьяны, Юра спросил:

 

— А кто из вас, мои красавицы, вышел бы за меня замуж?

 

— А если мы все втроем согласимся? — закричала Аня.

 

— Это бы превзошло все мои ожидания!

 

— А если бы согласились, то кого бы выбрал? — настаивала Светлана.

 

— Да вы что, не поняли, что я вас всех люблю одинаково? — лукавил мужчина.

 

— Я не могу, Юрик, — надула губки черноглазая Аня. — У меня свадьба в августе. Уже все схвачено и за все заплачено.

 

— Знаешь, если бы не институт, то я бы еще подумала, — икнула Инна и деликатно прикрыла рот рукой.

 

— Ну-у-у! Офицерик! Ты же завезешь хрен знает куда, я там со скуки сдохну. — Светлана была в своем репертуаре. Я привыкла среди людей, в большом магазине. А у тебя там кто? Верблюды на веревочке? И чо я буду твоим верблюдам продавать?

 

— Ничего не будешь, — посерьезнел Юрий.

 

— Если бы хоть детей нарожать. Так с тобой и этого не получишь, — продолжила мысль Светлана. — Нет, офицерик, мучайся сам. Лучше ты к нам в отпуск приезжай чаще. Оттянемся!

 

Он понял, что девчонки никогда не строили планов выйти за него замуж. Это его даже развеселило.

 

— Тогда оттянемся сейчас, зачем ждать так долго.

 

Их выпроводил официант, когда было уже за полночь. Они долго провожали друг друга, признавались в вечной любви и дружбе до гроба. Девушки по очереди то хохотали, то плакали, то лезли целоваться к Юрию. Компания рассталась под утро.

Ольга Костина

(Продолжение в следующем номере)