Начало в № 67 от 26 апреля 2014

 

 

Потом также “паровозиком” (я опять сказала ребенку, что это гусеница) пошли в туалет мыть ручки перед едой. Тут мой малыш, слава богу, все сделал сам и хорошо.

 

Детей рассадили за столы и выдали бумажные салфетки. “Кто хочет банан – поднимите руки!” Дети подняли руки. Мой сын, либо не понял (хотя, слово “банан” он уже знает), либо просто из-за того, что не любит фрукты, просто сидел и все, только водичку из стаканчика попил. “Кто хочет яблоко – поднимите руки!” – Опять желающие получили куски яблок. Ведущая настаивала, чтобы дети не кричали с места, а тихо поднимали руки. Безусловно, нужное качество в JK. Моему мальчику было скучно сидеть просто так, потому что фрукты его не интересовали ни капельки. И он встал и пошел играть. Взял какую-то палочку (в его воображении это был “кувак” – “червяк”). Одна из инструкторов тут же подошла, стала настаивать, чтобы он отложил палочку и вернулся за стол: “Все дети сидят за столом”. Он отказывался. В результате она отобрала палочку, – он заорал; тут уже я подбежала и уговорила его сесть за стол. Тогда он стал играть со своей бумажной салфеткой – сворачивать ее в трубочку.

 

Через некоторое время дети стали заканчивать завтрак. По правилам они должны поднять руку, спросить, можно ли уже вставать; затем выбросить мусор после еды, салфетку и стаканчик в мусорные баки. И мой ребенок захотел выйти из-за стола; к нему подошла инструктор и стала настаивать, чтобы он сказал “Пожалуйста, могу ли я выйти из-за стола?” Он мотал головой. “Скажи “Пожалуйста”, – отрицательно мотает, “Скажи “Пожалуйста”, – отрицательно мотает… Было очевидно, что сотрудничать он не намерен. Выпустили из-за стола просто так. Но выбросить салфетку наотрез отказался. Для него это уже была не просто салфетка, а гусеница!.. Я, кстати, не поняла, почему его заставили сидеть за столом, если он не хочет есть. В детском центре если ребенок не хочет есть, он волен делать, что ему вздумается.

 

Короче, все дети уже играют перед началом “большого круга” (во время которого также поют песенки, как и в начале, а потом слушают книжку), мой сын упорствует, не желая выбрасывать салфетку. Я сказала инструктору, “Это для него как игрушка”. “Нет, он должен ее выбросить, все дети выбрасывают”. В общем-то, я думаю, это правильно, приучать детей делать то, что делают другие, так им будет потом легче, но… Не все согласны идти “по течению” и следовать “массам”. “Умру, но салфетку не выброшу!” – показывает мой малыш голосом и жестами, хотя и не умея еще объяснить словами. Тогда я понимаю, что может заставить его подчиниться правилам. “Если сейчас выбросишь салфетку, мы уйдем”, – говорю я. Поскольку у мамы слово никогда не расходится с делом (с моим мальчиком иное чревато), он мигом выбрасывает салфетку, хотя и с ревом. Я беру его на руки и говорю ведущему инструктору, что мы больше, наверное, не придем. Она начинает выражать свое сожаление по этому поводу; потом, видя расстройство мальчика, дает ему чистую другую салфетку… Что с моей точки зрения абсолютно непедагогично: то настаивали выполнить правило, а теперь сами же его нарушают!..

 

Мальчик еще долго не унимался. Мне пришлось выслушать много криков и слез. Я написала администратору программы вопрос, можно ли перевестись в другое место этой программы – детский центр OurPlaceOntarioEarlyYearsCentre(если бы я записалась туда изначально, возможно, проблем бы не возникло, т.к. там некоторые из инструкторов – воспитатели детского центра, хорошо знающие моего мальчика и умеющие найти с ним общий язык), но, конечно, уже было поздно… Она, естественно, поинтересовалась в чем проблема и предложила приехать на следующее занятие, понаблюдать за моим сыном, но я прекрасно знаю, во-первых, что она ничего не увидит (как ни удивительно, на предыдущем занятии инструктор его хвалила и говорила, что он сидел в кругу!..). Она же не знает, о чем он на самом деле думает!.. А во-вторых, я спросила мальчика, хочет ли он еще раз туда вернуться, побыть на занятии вместе со мной, он сначала сказал “да”, но потом, дома – твердо “нет”. И я уже обещала ему, что мы больше туда не поедем. В чем проблема – я ей ответила, в обилии правил, а мой мальчик, которому еще всего 3 с небольшим года, не в состоянии им пока следовать. Она ответила, да, это структурированная программа, с элементами игры, но не playbased (основанная на игре), она зарекомендовала себя как успешная на основании исследований…

 

Мне совершенно не понравился их подход. Если в детском центре принцип followthechild’slead (“следовать за ребенком”): на программе “SchoolReadiness” в Голубой комнате (программа “Готовность к школе” для детей 3-6 лет) для моего мальчика держат специально трубочки, чтобы он чувствовал себя комфортнее, и уж точно не будут их отбирать на время circletime, что в результате выражается в том, что он начинает потихоньку учить английские слова, с удовольствием поет песенки (дома постоянно поет и делает движения ручками, и слова песенок становятся все разборчивее), – то на программе GetReadyforSchool от StrongStart строгая дисциплина, что несколько не подходит для моего своенравного трехлетнего малыша…

 

Спустя около недели после того, как мой мальчик отказался “учиться в школе”, в детском центре случайно встретили инструктора с программы GetReadyforSchool (она, видимо, в двух местах работает: том, куда ходил мой сын, и здесь, в OurPlaceOEYC). Она подошла к нам, хотела пообщаться. Надо сказать, что из всех инструкторов на той программе она мне нравилась больше всех. Но когда мой мальчик ее увидел, с ним случилось что-то страшное!.. Никогда не видела у него такой реакции на какого-либо человека. Он заорал, ударился в слезы, забегал, затопал ногами!.. Потом забился между стульев. Может, дело и не в этой конкретной инструкторше, а просто она у него вызвала воспоминания… Я стала его успокаивать, говоря, что мы в “школу” ведь уже не ходим, и больше пойдем; он со всем согласился, но все равно долго не унимался. При этом дома перед этим инцидентом он складывал из палочек букву “А” и называл ее, как его там учили!.. И сейчас тоже частенько просит выложить то букву “S”, то “M”. Т.е. знания какие-то все равно у него в голове закрепились, но вот если бы не их подход, он бы делал успехи и любил бы учиться. Как дочка одной моей знакомой, которой вообще предложили забрать девочку из программы (!). Мол, программа не для нее (девочка тоже своенравная, как и мой малыш). Мама отказалась, стала сама помогать, и, поскольку девочке на программе нравилось, она очень хорошо преуспела.

 

Единственное, что не может нас не беспокоить, как он будет ходить в настоящую школу, т.е. JuniorKindergarten (JK)?! Насколько строги там правила?! Вдруг он точно также объявит, что не хочет туда ходить и будет устраивать истерики, биться и вырываться во время утренних сборов?! Поэтому хотя бы, чтобы не было у мальчика неприятных ассоциаций, то место, куда он пойдет в сентябре, мы решили называть не “школой”, а строго “ДжейКей”, без перевода на русский.

 

Пока же я спросила его, хочет ли он продолжать ездить в детский центр, нравится ли ему петь там песенки – он подумал и сказал “да”.

 

Надежда Гуткина