Я всегда очень боялась рожать. Особенно в России. Знакомство с еще советской медициной откладывает отпечаток на всю оставшуюся жизнь. И всегда мечтала родить где-нибудь в западной стране. Ну что ж, мечты сбываются с переездом в Канаду!

 

Где-то примерно на середине срока предлагают зарегистрироваться в т.н. “Prebirth Clinic” – предродовое отделение. На самом деле, это и есть роддом. Находится он в Grand River Hospital.

 

Регистрация означает заполнение разнообразных анкет – для госпиталя, для анестезиолога, для родового отделения в частности; информацию по страховой – выяснилось, что по страховке мужа мне полгается двухместная палата (обычная стоимость 100дол/ночь), но мы решили доплатить еще 25 дол. за одноместную палату. Помимо этого – общение с медсестрами, которые рассказывают про роды, виды анестезии, отвечают на любые вопросы, какие только могут возникнуть. Короче, знакомство с роддомом оставило самое лучшее впечатление.

 

На последнем месяце беременности выяснилось, что по медицинским показателям мне придется делать кесарево сечение, которое назначили на 10.30 утра 23 декабря. Накануне сочельника. Видимо, доктор планировал прооперировать и спокойно уйти праздновать Рождество.

 

Хоть и считается, что рожать через кесарево безболезненно (“В России все звезды так рожают”, – говорила моя мама, приехавшая нам помогать в этот период), я все равно боялась. Во-первых, я просто трусиха, а во-вторых, у меня же был опыт, когда обезболивающие не действовали!! Я это все обсуждала со своим врачом, но он сказал, что еще не знает ни одного случая, чтобы спинальная анестезия не подействовала. “В любом случае, – говорит, – перед тем, как резать, мы убедимся, что вы ничего не чувствуете посредством щипка”.

 

Наконец, настало 23 декабря… Пришли мы с мужем как мне было велено за полтора часа. Нас сразу провели в предродовое отделение: большую палату с кроватями, отделяющимися занавесками. Меня стали готовить к операции. Однако, вместо 10.30 началась она только в 12.30: пришлось пропустить нескольких женщин, которым кесарево сечение требовалось незамедлительно.

 

В операции участвовало очень много народу: человек пять или даже шесть, моему мужу также разрешили присутствовать. Очень мне понравился анестезиолог: вначале он мне показался слишком юным, недавно вылупившимся из университета врачом, что очень настораживало, однако, присмотревшись, можно было понять: просто как и все канадцы он хорошо сохранился. Анестезиолог помимо выполнения своей основной функции, обезболивания, “Я здесь для того, чтобы вам было комфортно”, – сказал он, – осуществлял еще и моральную поддержку, болтал без умолку, а также отвечал на все мои возникающие по ходу операции вопросы. Я, конечно, нервничала и ощущала себя не в своей тарелке: как-то неприятно думать, что лежишь с распоротым животом. Однако, как только достали нашего малютку, я уже ни о чем больше не думала. Я влюбилась в него с первого взгляда. “На твоего папеньку похож”, – сказал про нашего сынишку муж.

 

После операции (кстати, было ни чуточки не больно, спинальная анестезия исправно подействовала, пусть и не столь быстро, как ожидал доктор; ощущения ровно такие же, как при толчках ребенка в утробе матери, чуточку может сильнее) меня перевезли в реабилитационную комнату, туда же проследовал и мой муж. Что там было – толком уже не помню, задавали какие-то вопросы, обследовали; ребенка сначала дали мужу – он был первым, кто держал его на руках после врачей, – потом мне. Затем нас всей семьей отправили в палату, где я находилась еще несколько дней.

 

Общее ощущение от операции – все действовали четко, слаженно, профессионально; обращались со мной очень деликатно и хорошо. Впечатление самое благоприятное!

 

Надежда Гуткина

 

У меня опыт похож на опыт Нади – за исключением того, что хотя у меня роды и были искуственно простимулированными по состоянию здоровья, они, тем не менее, были естественными. Из-за того, что я была беременна двойней, моя беременность и сами роды считались высокорисковыми, мне очень рекомендовали сделать эпидуральную анестезию (хотя я её и так собиралась “заказывать”), а также сами роды, в отличие от обычных, проходили в операционной, а не в родовой палате.

 

Всё время потуг в палате с роженицей постоянно находится медсестра, которая контролирует весь процесс, объясняет будущей маме и её “группе поддержки”, что происходит в конкретный момент, при необходимости вызывает врача (обычно уже “под занавес”, но и в случае каких-то неожиданностей тоже), а также анестезиолога. Вызов анестезиолога происходит забавно – помимо, собственно, официально оформленного вызова в коридоре у входа в палату вывешивается яркий пластмассовый знак “анестезиолог нужен в этой палате!”

 

Эпидуральная анестезия – это волшебная вещь! Теперь я однозначно не понимаю тех, кто от неё добровольно отказывается – боли не было вообще! Какой-то лёгкий дискомфорт – и всё! Это при родах двух детей на минуточку. Да, есть небольшой риск замедления хода родов, а также – мизерный – осложнений вроде головной боли в течение какого-то времени после анестезии, но на мой взгляд, оно того стоит!

 

Кроме того, теперь двухместная палата стоит 215 долларов за ночь, а одноместная – 250 (то есть, доплата за “апгрейд” с покрываемой добровольными страховыми двухместной палаты до одноместной- 35 долларов)

 

Анастасия Шевченко