Как написано в статье выше, жители Америки за свою жизнь меняют профессию от 3 до 5 раз… В какой-то степени, на меня тоже распространилось это правило, поскольку я живу в Северной Америке и являюсь частью данных статистики, так как уже несколько раз меняла род деятельности. О том, как происходила эволюция от инженера к дизайнеру, а от него – к художнику-аниматору, а после – к тестеру-аналисту (QA – Quality Assurance – эксперт по контролю качества), я и хочу поделиться в этой статье, передать мой личный опыт испытаний и трансформаций. Кто знает, может это окажется кому-то полезным.

 

Первая моя профессия была – инженер-теплотехник, которую я получила, учась в инженерно-строительном институте, хотя по профессии работать мне так и не довелось. Начался экономический кризис и сокращение средств на дотации всех научных учреждений, где я могла бы применить свои новоиспеченные знания. Еще можно было бы устроиться в ЖЭК или мастером в котельную, но такая работа меня не привлекала, так как хотелось чего-то более творческого и утонченного…

 

Тяга к творчеству, а также к любой форме самовыражения у меня была еще с детства… Постепенно детские рисунки заменялись на 2-х и 3-х мерные имиджи компьютерной графики, с приходом компьютеров и постижением азов в компьютерной графики. В ту пору еще не было специализированного обучения в только зарождающейся новой для всех области компьютерного дизайна. Новые возможности манили, как мотылька на свет, привлекали и одновременно пугали своими необъятными масштабами, а технические возможности будоражили фантазию и наполняли мечтами о чем-то великом. Осваивать нехоженые территории приходилось только посредством малого количества книг и путем проб и ошибок на практике.

 

Хочу заметить, что и рабочих мест, как и специалистов, тоже было недостаточно. После некоторых поисков, я устроилась на работу дизайнером в местное издательство. Выполняя всевозможную работу по дизайну и декорациям, я накапливала художественный опыт, перенимала знания других специалистов, получала технические навыки применения всевозможных эффектов графических продуктов на практике.

 

Работа мне очень нравилась, и я радовалась возможности творческой реализации, хотя в ту пору я немного испуганно ожидала переезда в Канаду, ведь понятие стиля и художественного вкуса в разных странах разное, и то, что кажется интересным в одной культуре, может показаться примитивным в другой, и наоборот, что кажется утонченным и изощренным одному, может быть сложным и нагроможденным другому.

 

Искусство – понятие весьма условное и относительное, поэтому, при переезде в другую страну, задачей было не доказать, что я чего-то стою как художник и дизайнер, а найти подход и понимание канадской культуры и менталитета для того, чтобы суметь применить мои способности, адаптировать их под местные требования и условия.

 

Для устройства на новое место работы, я готовила дизайнерское портфолио с многочисленными примерами работ, которое, действительно, мне очень пригодилось, когда я проходила интервью. Моим первым местом работы в Канаде было издательство трех технических журналов, куда я попала по кооппрограмме в York-Dale School, где нас учили, как составлять резюме, проходить интервью и помогали с получением реального канадского опыта работы.

 

Тогда мне очень хотелось, чтобы меня после кооппрограммы оставили на полную ставку, поэтому приходилось много работать, стараться приносить как можно больше пользы компании, тянуть на себе львиную нагрузку всего отдела, чтобы к концу моей практики все могли понять, что они могли приобрести в моём лице, заодно интенсивно улучшать мой английский. Недостаток знания языка компенсировался творческими и техническими способностями, поэтому, после трех месяцев работы, меня оставили на полную ставку. Мне дали очень низкую зарплату (компания экономила на всем), но начинать с чего-то нужно было, поэтому я рада была получению первого реального канадского опыта работы.

 

К сожалению, после года работы, издательство начало испытывать финансовые трудности и, в конце концов, сократило свой бизнес до минимального количества работников, в результате чего я попала под сокращение. Конечно, потеря работы всегда является стрессом для любого человека, особенно, если еще недостаточно владеешь английским языком, но для меня это событие, со временем, приобрело другой эмоциональный оттенок. Я поняла, что могу воспользоваться положением безработного, чтобы наконец-то осуществить свою мечту.

 

А мечта моя на тот момент заключалась в том, чтобы попасть в мир 3-х мерной компьютерной графики, анимации и спецэффектов. Мир мультфильмов и компьютерных возможностей просто помутил мой рассудок. Я стала искать всевозможные курсы, сравнивать их по объему знаний и стоимости, а так же искать все возможности получения пособия на обучение от государства. После долгих и упорных усилий мне повезло. Я получила от государства 11 тысяч на курс цифровой анимации, за который мне самой надо было заплатить дополнительно 4 тысячи долларов (стоимость обучения 9 лет назад составляла 15 тысяч).

 

Обучение было очень интенсивным и многоплановым. Двухлетняя программа была сжата до 8 месяцев, из-за чего приходилось сидеть в аудитории практически от рассвета до заката и даже порой ночевать, чтобы успевать делать разные проекты. Программа заключала в себе изучение специального трехмерного продукта Maya, который позволял как создавать трехмерные объекты-персонажи, так и оживлять их. Было очень сложно на ходу познавать особенности конструирования, законы анимации, светопостановки и цветораспределения, владения камерой для правильной композиции сцены и ее монтажа при обработке в результате готового видео. Именно после этого курса я стала понимать все особенности профессиональной работы в киноиндустрии и мультипликации.

 

На курсе нас было всего 9 человек, из них только я и еще один парень были русскоговорящими, и только мы вдвоем после курса смогли устроиться на работу. Найти работу было еще сложнее, чем учиться. В основном, успех зависел от того, насколько хорошим и интересным могло показаться работодателю портфолио – видео-ролик всех работ и проектов с колледжа – результат кропотливой многочасовой подготовки, сжатой до 5 минут видеопрезентации.

 

Первой моей работой стал контракт в очень маленькой фирме, где работал один из моих преподавателей, который набирал часть наших студентов, в число которых попала и я – единственная девушка на всю фирму. Работа заключалась в анимации космических объектов для телевизионного киносериала “Star Hunter”, где, согласно сценарию (script), нужно было создавать сцены полета космических кораблей, шаттлов и других летательных объектов.

 

Так началась моя карьера модельера-аниматора.

 

После этого я еще работала во многих других фирмах и студиях, участвовала в научных проектах, делая трехмерные ролики-презентации – доказательства и предположения теории разных ученых-геологов-историков. Принимала участие в рекламных роликах, подготовке телевизионных заставок и эффектов для документальных фильмов. Позже перешла в игровую индустрию, увлеклась созданием и оформлением игр, как для детей, так и для взрослых. За несколько лет – 5 фирм, где я успела поработать, все они отличались направлением деятельности, спецификой и техникой исполнения дизайна и анимации.

 

Но так сложилось, что, в связи с рождением моих двух детей, мне пришлось сделать перерыв в работе, который затянулся на несколько лет, после чего я не только утратила некоторые навыки, но и интерес в какой-то мере. Вернее, сам по себе интерес никогда не проходил, но желание его применить любой ценой поуменьшилось из-за изменения приоритетов в жизни. Для меня самым главным стало желание приобретения стабильности в жизни, способности ориентировать ее вокруг жизни своих детей, иметь возможность дать им самое необходимое, как в материальном, так и в моральном плане.

 

Все это становилось практически невозможным, оставаясь я в той профессии, в которой была в последние несколько лет до рождения детей. Бесконечные поиски работы, катастрофический недостаток мест в этой сфере производства, экономический кризис, низкие заработные платы, постоянный страх потери рабочего места, конкуренция армий новоиспеченных специалистов, готовых сутками находиться на рабочем месте, укрепляя тем самым ненормированность рабочего времени и снижение стоимости самой работы. Все это порождало сомнения и смуту в моем сознании, ради чего нужны были большие жертвы не только меня самой, но и от меня зависящих маленьких человечков, моих детей? Может, я оказалась фанатичной мамашкой, но жертвовать своими детьми ради самореализации в искусстве я не собиралась, тем более, что это всегда возможно и не в рамках профессиональной деятельности.

 

Но тогда вставал вопрос – а куда направить свои усилия? Какой профессией можно овладеть в весьма короткий срок с минимальным вложением денег на переобучение, с хорошей отдачей в результате в виде хорошей оплаты труда и широким выбором в подборе места работы – всего того, чего так сильно не хватало при творческих усилиях?

 

Выбор сводился к тестерству.

 

Работа с компьютером мне была комфортна, а навыки освоения графических редакторов и постоянную способность освоения чего-то нового можно было применить в немного другом направлении.

 

Юлия Скиба

 

Продолжение читайте в следующем номере