О «программах по обмену» мы слышали давно, еще в России. И это всегда звучало очень заманчиво и романтично. Знание языков во все времена было большой ценностью. Поэтому многие родители записывают детей в Канаде в классы с углубленным изучением французского языка. Вот и мы записали нашу дочь Жанну в такой класс. Французский язык ей нравится, мы спросили хотела бы она поучаствовать в такой программе, получили согласие и начали узнавать, какие есть программы по обмену в Канаде. Узнали от друзей что их дочь в 8 классе ездила во Францию на 2 месяца, и мы узнали от них про «ISEOntario», которая организует такие обменные программы в разные страны. Дочь наших друзей в целом осталась довольна поездкой.

 

В общем идея выглядит очень заманчиво – сначала твоя семья принимает французского школьника на 2 месяца – с середины августа до середины октября, а потом твой ребенок едет во Францию с февраля по апрель в семью того же самого ребенка. Нам понравилось, что это не 6-12 месяцев и не 2-3 недели, потому что надолго мы бы не хотели расставаться с ребенком, а 2-3 недели – слишком короткий срок, чтобы погрузиться в языковую среду.

 

Сказано-сделано. В нашей школе лежали рекламные проспекты этой программы, из чего мы сделали вывод, что школа в этом должна принимать участие. Заполнили анкету, получили рекомендации учителей, подпись директора школы и начали искать, кому же эту анкету отдавать. Как оказалось, координатор в нашей школе отсутствовал. У нас ушло какое-то время, чтобы попробовать найти координатора в Waterloo School Board. Такого там тоже не оказалось. В итоге мы позвонили в ISE офис и нам сказали, чтобы мы прислали все бумаги прямо к ним. Они в течение двух месяцев рассматривают анкеты и подбирают партнерoв. Кстати, вовсе не гарантировано, что ребенок получит партнера, хотя, конечно, большинство и получает. Любопытно, что одним из требований ISE является создание полноценной англоязычной среды для приезжающего из Франции ребенка и, в частности, это означает, что родители тоже должны разговаривать на анлийском, даже если это не их родной язык – что, в общем-то, разумно… И вот, в начале июня мой довольный и возбужденный ребенок приносит из школы анкету своей партнерши. Мы долго пытались разобрать, что же там написано прописью по французски. По анкетам получалось, что партнерами они должны быть почти идеальными – обе танцуют, любят путешествовать, проводить время с друзьями. В принципе, ISE не рекомендует контактировать с французской семьей, пока не получат согласие, что партнер «принят». Но мы в тот же день получили письмо от нашей новой потенциальной подружки, так уж ей не терпелось познакомиться с Жанной. Девчонки начали переписываться и перезваниваться по скайпу. Француженка Камиль [прим. имя изменено] писала по-английски, а Жанна – по-французски. Язык для разговоров они чередовали – один раз говорили по-английски, следующий – по-французски. Так наладились первые контакты.

 

ISE проводит 3 семинара для участников программы и их родителей. Первый – в июне – где дают рекомендации, как подготовиться к приему гостя. Второй – в сентябре – “half-way stay” – где народ делится впечатлениями и советами, как проходит обмен и третий – в январе – перед поездкой во Францию, где даются напутствия, как лучше подготовиться ко французской части поездки. Мы, естественно, посетили все 3 семинара и услышали там много полезной информации, в том числе, и от детей, которые принимали участие в прошлые годы и от родителей, которые участвовали в этой программе со старшими детьми. Из разговоров мы поняли, что канадские семьи, в целом, принимают детей лучше, чем французские, и развлекают детей больше. И потом получают некое разочарование, когда ответный прием не отвечает ожиданиям. Поэтому организаторы сразу об этом предупредили и посоветовали вместо планирования дорогих поездок по стране или в Штаты больше использовать местные ресурсы – парки, музеи, фестивали. Вооруженные этой информацией мы подготовили огромный список развлечений, куда бы мы хотели сходить с французской девочкой, чтобы она получила представление о канадской жизни. Из дальних поездок мы запланировали поездку в Оттаву.

 

И вот настал долгожданный август, и в середине месяца мы забрали из Торонто нашу француженку. Для нее это уже был 3 день в Канаде, и она выглядела явно обескураженной от англоязычной среды. Девчонки встретились очень дружелюбно, по дороге домой Жанна показывала своей новой подружке разные фотографии – где не надо было много говорить, чтобы не сильно загружать француженку английской речью. Однако, быстро выяснилось, что у нашей гостьи довольно приличный разговорный английский, чему мы были удивлены, потому что у нее в школе нет программы с углубленным изучением языков. Секрет открылся быстро – у нее была подружка из ЮАР, которая иммигрировала во Францию с нулевым знанием французского, и Камиль с ней общалась целый год по-английски, пока та не заговорила по французски. До начала школы мы активно показывали гостье окрестности – съездили с ней в Маринленд, на Гурон в Пайнери парк, в Торонто (зоопарк, ботанические сады, центральный остров), в музей-индейское поселение, в местные городские музеи, в Стратфорд на представление и просто устраивали прогулки по городу – парки, кинотеатр, бассейн, мини-гольф, Баскер фестиваль.

 

К нашему огромному удивлению в конце первой недели мы получили озабоченное (разгневанное?) письмо от родителей, что девочки целыми днями дома одни и ничем не занимаются… И вообще – насколько это безопасно оставлять детей 12 и 13 лет одних в доме… Мы, мягко говоря, были ошарашены. Действительно, полноценного отпуска мы не брали, и в те дни, когда поездки были не за город, мы брали только по полдня выходных – девчонки спали до 10, потом завтракали, а потом в 12 кто-то из нас приходил с работы, и вторая половина дня была насыщена культурной программой. Мы вежливо написали в ответ что это, мягко говоря, неправда, выдали им список мест, куда мы уже сходили и куда планируем сходить в будущем, заверили их, что мы не видим никаких негативных знаков в поведении Камиль, а то, что она выглядит растерянной при разговоре с родителями – это вполне естественно – другая среда, другой язык, не все понимает, да и вообще, ребенок первый раз от семьи уехал на долгий срок. Уверили их что Ватерлоо – очень безопасный город, и мы живем в замечательном районе. И, в конце концов, девочки дома не одни, а со старшим 16-летним братом, и наши дети знают куда звонить в экстренных случаях. Заодно намекнули, что их ребенок слишком много времени проводит за айподом вместо того, чтобы активно общаться с детьми на английском. Наш ответ был принят, и больше таких писем от них мы не получали. После этого я старалась каждые 2 недели писать родителям, что с Камиль все в порядке, выкладывать для них фотографии в интернете, но в ответ всегда была тишина… Вообще, надо сказать, переписка с родителями – это особый разговор. Французы очень необязательные – не считают нужным отвечать на письма, и это при том, что мы им сказали, что они нам могут писать по-французски, то есть, это не языковая проблема. Камиль мы не стали вовлекать в эти, как нам казалось, «взрослые разборки».

 

Через несколько дней после приезда гостьи стало ясно, что девушки наши очень разные, несмотря на такие похожие анкеты. Это нас, конечно, огорчило, но на семинаре нас предупреждали, что лучшими подружками партнеры по обмену редко становятся, и главное – поддерживать с гостем ровные доброжелательные отношения. Что мы и старались делать. И, в целом, нам это удалось. Несмотря на то, что Камиль все свое свободное время проводила с айподом – причем даже когда смотрела с нами фильмы дома или играла в настольные игры – она все равно умудрялась писать сообщения и что-то там читать. Мы решили, что чужого ребенка воспитывать не будем, и старались решать проблему тем, чтобы пореже ее оставлять одну и почаще вовлекать в разные домашние дела, игры, просмотры фильмов. Идея вовлечь Камиль в круг Жанниных подружек провалилась – потому что интересы оказались очень разными. Мы с нетерпением ждали начала школы когда Камиль сможет завести себе таких подружек, какие ей по душе, и тем самым разгрузит немного нас.

 

Теперь немного о школе. В рекомендациях, которые нам выдали, было указано, чтобы партнеры по обмену были записаны в разные классы. И чтобы французы были записаны в обычные английские классы,а не в классы с углубленным изучением французского. Поэтому за неделю до занятий мы наведались в школу – представили Камиль директору и проверили в какой класс ее записали. Естественно оказалось что ее записали в один класс с нашей Жанной. Мы настояли на том, чтобы ее записали в другой класс – и, думаем, это было правильным решением. Началась школьная будничная жизнь – первые 2 недели сентября пролетели незаметно. У Камиль появились новые подружки одноклассницы, близкие ей по духу и по интересам, то есть те, которые безумно увлекаются мальчиками, фэйсбуком и шоппингом. Она периодически ходила на шоппинг с новыми подружками и приглашала их в гости или ходила к ним после школы. К тому же, Камиль оказалась весьма ярким представителем “поколения Facebook”, для которого общение с друзъями означает лежать часами на диване уткнувшись носами в айподы и писать сообщения друг другу и другим одноклассникам. Я бы не сказала, что созерцание этого доставляло мне удовольствие, но я решила что воспитывают ее пусть родители, а я не собираюсь нагнетать из-за этого отрицательную атмосферу. Во всем остальном наша француженка была вполне адекватной – вежливой, разговорчивой, помогала нам в домашних делах. Мы ее записали на те же дополнительные занятия, что и дочку – на уроки по танцам, рисованию и кларнету. Так что, свободного времени оставалось не так уж и много.

 

С некоторых пор стало заметно что отношения между Камиль и Жанной стали весьма напряженными… Я решила, что если это будет продолжаться, то надо устраивать «семейный совет» или привлекать организаторов. Но тут как раз пришло время второго семинара – “half-way stay”. По приезду туда нас разделили – родителей в одну комнату, канадских детей – в другую, а французских детей – в третью. И под чутким руководством организаторов, все делились своими впечатлениями и опытом. Послушав, кто как развлекает детей, я поняла, что мы наверное даже перестарались – такого количества культурных мест и мероприятий никто не посещал, как мы. Каждого родителя попросили оценить насколько успешным они считают обмен. В основном все ставили 7-10 баллов. Только парочка родителей поставили меньше 5. Я оценила нашу ситуацию в 5 баллов, хотя пару дней назад я бы, наверное, дала 7-8. На обратном пути домой с Камиль произошла метаморфоза – я не узнавала ребенка! Ее глаза светились счастьем, она была разговорчивая, веселая, добрая и внимательная к Жанне. Я осторожно расспросила что рассказывали во «французской» группе. Оказалось что Камиль наслушалась историй, когда канадские партнеры игнорировали французов, демонстративно уходя в свою комнату или не приглашая к телевизору посмотреть вместе фильм. Истории про то, что в семьях каждый живет сам по себе, когда нет никаких семейных ужинов и каждый ест то что найдет в холодильнике. Истории про то, что на ланч в школу каждый день дают бутерброд с арахисовым маслом и ничего больше. Истории про немецкие семьи, где ужин в 5 часов вечера, и потом уже до ночи ничего не едят. Похоже, что еще много чего там рассказывали, потому что настроение Камиль после этого семинара заметно улучшилось.

 

Оставшееся время пролетело очень быстро. В будние дни школа, в выходные мы продолжали «выполнять» нашу запланированную культурную программу – съездили на выходные в Оттаву, еще раз посетили Маринеленд. Сходили на местный средневековый фестиваль и соревнования радиоуправляемых самолетных моделей, в кинотеатр, в лазер-квест, свозили Камиль на День Рождения к француженке которая жила за Гуэльфом. Несколько раз были в торговых центрах и напоследок свозили ее в Итон центр в «Аберкромби и Финч» – ее мечта, про которую она нам рассказывала с первого дня приезда.

 

Ее поездка подходила к концу, мы предложили ей устроить вечеринку по этому поводу. Она пригласила толпу девочек, всем было весело. Про поведение ее подружек я промолчу – скажу только, что Жаннины подружки никогда себя так не ведут.

 

Настал день расставания, мы отвезли ее а аэропорт, распрощались, и на этом первая часть программы по обмену закончилась.

 

Татьяна Холодова