У слова “культура” существует более сотни определений. В русском языке “культура” устойчиво ассоциируется с изящными манерами и искусством. Культурный – значит, образованный, книжки читает, в театры ходит. Я здесь буду говорить о культуре как окружающей среде, формирующей отношения между членами определённого сообщества. Мы все взращены в какой-то культуре и усвоили её ядерные ценности посредством воспитания в семье и школе, потребления артефактов, мифов и образов. С помощью мифов, артефактов и образов происходит передача культуры и её ценностей из поколения в поколение. Можно сказать, что книги, фильмы, музыка, архитектура, уклад быта — это ДНК культуры.

 

Любой человек, хоть однажды покинувший границы своей культуры, неизмеримо богаче тех, кто всю жизнь прожил в рамках родной культуры. Даже если столкновение с чужой культурой принесло неприятные переживания, даже если чужая культура вызвала исключительно только отторжение, это бесценный опыт, потому что через контакт с другой культурой человек понимает, что бывает по-другому, открывает иную систему координат. Представьте, что вы всю жизнь дышали воздухом определённого химического состава, и вдруг оказались на планете, где состав атмосферы близок к вашему, но не идентичен. До этого момента вы и не задумывались, что воздух имеет какой-то химический состав. А сейчас – выжить можешь, но ощущения странные, непривычные, скорее, дискомфортные. Примерно так себя ощущаешь, оказавшись в иной культуре.

 

Работа в международной компании, где над одним и тем же проектом трудятся европейцы, американцы, индийцы и китайцы, заставила меня обратиться к специальной литературе, посвященной изучению феномена культуры. Нужно было найти подходящие способы объяснить своим коллегам то, что русская народная мудрость ёмко выразила в известной поговорке «Что русскому хорошо…» Поэтому я прочитала книги Эдварда Холла задолго до того, как уехала жить в Канаду. Благодаря Эдварду Холлу я осознала, из каких элементов состоит культура, как эти элементы выстраиваются в систему, в каких областях происходит наибольшее трение между культурами и почему. Ну и самое важное, я почерпнула из его книг множество сведений о северо-американской культуре, которой принадлежит сам автор.

 

Ну, мы-то с вами понимаем!

 

Холл мало пишет о русской культуре, но из его описания культуры как феномена я заключила, что русские принадлежат к высококонтекстуальной культуре. Это значит, что мы с вами при общении рассчитываем на то, что собеседники обладают общими знаниями. Мы все читали одни и те же книги в школе, мы смотрим один телевизор, понимаем анекдоты с полуслова и постоянно обмениваемся цитатами, будучи уверенными, что мы друг друга понимаем. Англо-саксонская культура принципиально иная. Англо-саксы по обе стороны Атлантики привыкли проговаривать всё то, что мы с вами опускаем между строк и подразумеваем. Сперва меня безумно раздражали мои англо-саксонские коллеги, обсуждающие какие-то, на мой взгляд, очевидные детали проектов. Но довольно быстро я стала понимать, что моя манера «подразумевать» раздражает их не меньше. Я поняла, что американцы проговаривают очевидные вещи не потому, что считают собеседников идиотами, а потому, что не привыкли рассчитывать на общий культурный багаж, ведь Америка — страна эмигрантов, каждый привёз с собой свой багаж знаний, и нельзя быть уверенным, что твой ССР (само собой разумеется) и ССР твоего коллеги совпадают.

 

Делу время

 

В разных культурах люди по-разному обращаются со временем. У нас с вами есть понимание, что «минут пятнадцать» не равны пятнадцати минутам. Американцу или немцу этого не объяснишь. С нашей точки зрения, люди, которые обедают с 12:30 до 12:48, а в 12:49 они уже в лифте поднимаются к себе в офис — либо зануды, либо глубоко несчастные люди. С их точки зрения, мы — разгильдяи, которым ничего нельзя доверять. И сложно сказать, кто тут прав, а кто ошибается. Скорее всего, правы обе стороны. Сколько минут можно ждать человека, опаздывающего на встречу, чтобы не чувствовать себя униженным? А если опаздывает начальник? В разных культурах – по-разному.

 

Вежливость vs искренность

 

Я часто слышу от своих знакомых, бывающих за рубежом, что люди, скажем обобщенно, западной культуры не искренние. Они улыбаются, спрашивают «how are you», но им на самом деле на тебя наплевать, и они этого даже не скрывают. Этот упрёк звучит так часто, что, вероятно, за этим скрывается нечто большее. Давайте посмотрим в корень проблемы.

 

Европейская (эллинская) культура превыше всего ставит человека, личность, «я». «Человек есть мера всех вещей», говаривал один софист. В (северо)-американском обществе идея примата личности нашла отражение в идеологии индивидуализма. Иными словами, отношения между людьми в этом обществе строятся по принципу взаимодействия равновеликих «Я». «Я» + «Я» у них равно 2Я, а не «Мы». То, что личность является базовой ценностью культуры, привело к разнообразным последствиям. Например, тут не принято жаловаться на жизнь. Если у меня проблемы, то решать их буду я сам. Зачем я буду нагружать другое «я» своими проблемами? И наоборот, если я стану решать за другого человека его проблемы, я оскорблю его, покажу ему, что я считаю его ни к чему неспособным ничтожеством. Мне пришлось учиться тому, что давать советы можно лишь тогда, когда тебя об этом прямо и однозначно просят.

 

В русской культуре «Мы» занимало доминирующее положение задолго до того, как появился роман Евгения Замятина с лаконичным, как ядерная бомба, названием «Мы». Для нас важнее всего показать собеседнику, что мы стёрли границы между ним и собой, мы растворились друг в друге и счастливы своим единением. Вывернуться друг перед другом наизнанку — это проявление высшего доверия, это замечательно, это и есть дружба. Однако, на западе выворачиваются на изнанку перед психоаналитиками, за деньги, а друзьям стараются не показывать зияющие бездны своей личности. То, что мы считаем искренностью, тут скорее сочтут навязчивостью, а то, что принимаем за фальшивую маску вежливости является лишь уважением твоих границ (а на самом деле, границ любого другого человеческого существа).

 

Культура — источник конфликтов

 

Можно прочитать много умных книжек о культуре, уметь замечать культурные различия и объяснять их себе, но это ещё не гарантирует душевного комфорта в эмиграции. Понять и принять — разные, хоть и взаимосвязанные процессы. Холл писал в своих книгах, что культура закладывается настолько глубоко в наше подсознание, что избавиться от её влияния невозможно. Даже если осознаешь это влияние, ты не можешь ему противостоять, потому что оно — часть твоего «я». «Всё понимаю, но, б…, бесят они меня!» – это нормальная реакция живого человека на изменения культурной среды.

 

Как и с непривычной атмосферой, к чужой культуре нужно «принюхаться», адаптироваться в новой среде. Именно поэтому психологи говорят о нескольких стадиях культурного шока: от бурной влюблённости (медовый месяц), через ненависть и отчаяние, к спокойному принятию. Насколько быстро и успешно пройдут эти процессы, зависит от того, насколько пластична ваша психика, насколько вы готовы раздвинуть собственные представления о мире, о себе, о других, отличающихся от вас людях.

 

Что мне нравится в Канаде, это то, что здесь не пытаются засунуть тебя в плавильный котёл. Хорваты, арабы, сербы, румыны, немцы, голландцы, китайцы, индейцы и индийцы — все уживаются вместе, оставаясь собой. Я с удовольствием обнимаюсь и целуюсь со своей парикмахершей из Румынии и принимаю её спонтанные приглашения выпить вина, но никогда не брошусь обнимать своего тренера — девушку из Британии. Для румын это нормально — тискать друг друга, а британцы (тем более британки!) будут шокированы таким проявлением симпатии. Для румын, как и для русских, спонтанность — обычное дело, британцам нужно всё запланировать заранее.

 

Как ни странно, в Виндзоре мы встречаем только хорошее отношение к русской культуре. Братья-славяне ностальгически вспоминают Советский Союз и пытаются заговорить с нами на русском, который они когда-то учили в школе (стыдобища, что я не могу ответить им на их родном языке). Кому-то просто интересна Россия, как экзотическая холодная страна. Доброжелательное умеренное любопытство — это то, за что я благодарна тем канадцам, с которыми меня свела судьба.

 

Книжки могут многое объяснить, но учиться жить в соседстве с другими культурами приходится на практике. И, честное слово, я ни на что не променяю свой опыт общения с другими культурами.

 

Евгения Власова,
http://eugeniavlasova.blogspot.com