Форт? Таможенный пункт? Какая-то перевалочная станция? Честно говоря, мы терялись в назначении Discovery Harbour почти всю нашу прогулку (как ни странно, спросить у сотрудников музея не догадались). На форт было не похоже, поскольку отсутствовали какие-либо укрепления и оборонительное оборудование, за исключением пары пушек. Таможенный пункт – возможно, но маловероятно было, что суда загоняли в этот закуток по такому поводу. Перевалочная станция – опять-таки, совсем не на основном пути через Великие озёра. Тайна открылась только тогда, когда мы обошли всё поселение и вернулись к исходной точке, где из информационной таблички узнали, что основным предназначением гавани было обеспечить защиту кораблям, нуждающимся в ремонте.

 

Стратегическое расположение Discovery Harbour – глубоководной и скрытой берегами – было оценено по достоинству ещё в 1793 году Сэром Джоном Симко. Война 1812 года подтолкнула британцев к необходимости построить в Penetanguishene целую судостроительную верфь. В 1817 году, осознавая опасность, исходящую от южного соседа, подданные Её Величества решают основать в этом месте базу для своего военного флота. База впоследствии охранялась двумя боевыми шхунами: H.M.S. Tecumseth и H.M.S. Newash.

 

В настоящее время гавань по-прежнему является домом для H.M.S. Tecumseth, но, к сожалению, это не оригинал, а реплика. С H.M.S. Tecumseth по окончанию войны было снято всё вооружение и корабельные снасти, и корабль в таком оголённом виде долго простоял в ожидании очередного призыва к службе. Увы для корабля и к счастью для страны, такого повода не появилось: корабль развалился на части и нашёл своё успокоение на дне Penetanguishene Bay в 1828 году. Останки корпуса были подняты только в 1953-м.

 

Другие судна (среди которых были экземпляры с такими забавными названиями, как Пчела, Комар и Оса) были предназначены для транспортировки различных видов грузов. К 1820 году база обслуживала свыше 20 судов и служила пунктом поставок для британских постов, располагавшихся далее на северо-востоке страны. Всего на базе проживало порядка 70 человек, включая офицеров и членов их семей, членов экипажей судов, солдат и прочий обслуживающий персонал.

 

Помимо военных, британский флот нанимал и гражданских специалистов для обслуживания судов и зданий. Как всегда, недостаточное финансирование сказывалось на многом, в том числе и на качестве материалов: денег на паровую лесопилку не выделили, вручную работники не успевали заготавливать достаточно древесины для починки судов (а со временем их всё больше и больше выходило из строя). В результате для “латания дыр” использовалась свежесрубленная древесина, что не могло не сказаться на сроке службы кораблей.

 

Получить представление о том, что представляла собой жизнь в гарнизоне, можно, прогулявшись по территории музея и послушав увлекательные истории.

 

Моряки, волею судеб оказавшиеся в Penetanguishene, зачастую спивались. А что им ещё оставалось делать в этой забытой Богом дыре (а именно таким местом была эта чудесная гавань в 19-м веке)? Многие из них прошли через обе войны 1812 года, побывав в самой гуще событий как наполеоновских сражений, так и битвы на североамериканском континенте. Но… в послевоенное время не приходилось особо привередничать: хоть какая-то работа была лучше никакой. Питались они, так скажем, не совсем здоровой и вкусной пищей. Вы можете себе представить, какова на вкус корочка от пиццы, полежавшая, скажем, недели две? Именно такие на вкус галеты (по словам рассказчика из бараков) употребляли моряки в пищу в дополнение к североамериканскому аналогу “каши из топора”, приготовленного по рецепту “берём всё, что удалось найти, и варим”.

 

Единственным развлечением для моряков было плетение гамаков и освоение науки вязания морских узлов. Многие не выдерживали подобных условий и просто на просто сбегали.

 

На фоне бараков, в которых проживали моряки, капитанский домик выглядит просто элитным коттеджем, несмотря на то, что, согласно отзывам капитанских женщин (жены и золовки), ветер задувал буквально в каждую щель дома, а в дождливую погоду вода поднималась выше уровня пола. Впрочем, хоромы всё-таки с приездом дам отремонтировали. Капитан Самюэль Робертс с женой ютился в маленькой комнате, которая была чуть-чуть шире кровати, а золовке досталась более просторная, но при этом проходная спальня.

 

Несмотря на многочисленные просьбы капитана Робертса, ему было отказано в отдельном от его жилых помещений кабинете. Поэтому, когда ему необходимо было работать, всех приходилось выгонять из гостиной (конфиденциальность, что поделаешь).

 

Жизнь женщин Самюэля Робертса была, наверное, очень уныла и скучна: целый день исключительно за шитьём и книгами. Из-за повального пьянства в гарнизоне гулять было небезопасно, светские вечеринки тоже было устраивать не для кого.

 

С потеплением взаимоотношений между американцами и британцами, последние постепенно вывели военный флот с территории своей колонии. Также им пришлось перебазировать свои воинские части, в результате чего скромное население базы в Penetanguishene пополнилось солдатами и поселенцами с территорий, переданных во владение американцам, и в 1834 году база окончательно превратилась в военный гарнизон. В эти же годы были построены шикарные офицерские казармы и гораздо более скромные солдатские бараки.

 

Прибыв сюда в 1828 году, форт-адъютант Джеймс Китинг управлял жизнью гарнизона на протяжении 20 лет. Попутно там же он вырастил и своих детей, которым, увы, не разрешили оставаться в гарнизоне после смерти Джеймса.

 

Со временем, видимо, место приобрело определённую популярность – население прирастало за счёт осевших в данных местах французских торговцев и британских служак, решивших встретить свою отставную старость в тихой гавани на озере Гурон. Может, присмотреть и себе домик в деревне? Там с 1999 года даже собственный театр есть – King’s Wharf  Theatre.

 

DiscoveryHarbour

Открыто с мая по сентябрь

93 Jury Dr, Penetanguishene, ON L9M 1G1

http://www.discoveryharbour.on.ca

 

Инна Пугачева