С собой у нас были купленные заранее билеты на несколько достопримечательностей и автобус – если покупать через интернет оптом, то можно получить хорошие скидки – в нашем случае, 20%.

 

С вокзала мы пошли обналичивать свои билеты на туристический автобус, который работает по системе «запрыгни-спрыгни» (hop on, hop off) – в течение 24 часов можно на него садиться и слезать на любой остановке по его маршруту. Автобус также оборудован гидом – нам очень понравилась система, мы не раз ею воспользовались.

 

Погуляв по городу несколько часов, мы сели в машину и поехали в Ньюарк – город по соседству с Нью Йорком, где я забронировала гостиницу (стоимость гостиницы на три ночи в Ньюарке была сопоставима со стоимостью одной ночи в гостиницах Нью Йорка). Плата за местное платное шоссе порадовала – 90 центов.

 

К отелю мы приехали рано – в районе двух часов дня, в то время как заезд был с трёх, мы поставили машину на их стоянку и пошли в город. В городе было несколько неуютно – на улицах толпы, какая-то демонстрация с требованиями вернуть рабочие места, кроме того, во всех этих толпах мы были ничтожным белым меньшинством. Вывески в витринах некоторых магазинов радостно призывали сидящих на соцпособии товариться у них – они принимали карточки на еду к оплате. Афроамериканец с бегающими глазами предложил мужу приобрести у него золотую (?) цепочку, ещё один товарищ прямо на улице установил музыкальную систему, наслаждался композициями, и видимо, жаждал поделиться удовольствием с прохожими. Вдоль тротуаров организованы спонтанные развалы с разнообразным хламом – от пиратских дисков до дешёвых сумок, бюжетерии и т.п. Вообще, было ощущение, что ты находишься либо в Египте, либо в России середины 90-х.

 

Пройдясь по паре магазинов, мы вернулись регистрироваться в отель. Отель был очень даже приличный. Большая комната, высоченные потолки, вежливый персонал.

 

Решив прикупить себе еды, мы столкнулись с совершенно неожиданной проблемой – нигде в окрестностях не было супермаркета. Были небольшие «конвиниенс сторы», но как-то доверия к качеству и срокам годности в таких местах у нас не было. Пришлось ехать в городок по соседству в Волмарт – городок был весь испаноговорящий – даже надписи и реклама в Волмарте были на испанском – мы быстренько прикупили еды и отправились восвояси.

 

Рождественский день мы начали рано – поехали на маршрутке до железнодорожной станции (маршрутка отеля), там сели на аналог канадского поезда ГО до Нью Йорка и через 20 минут вышли на Пенн стейшен.

 

Запрыгнув на туристический автобус, мы отправились в даунтаун – выгрузились в Сохо, прошлись по кишащим туристами улицам до места, где стояли башни-близнецы, и отправились на Уолл Стрит, а затем поехали до Чайна Тауна и Маленькой Италии. Чайна Таун напомнил мне глубины Черкизовского Рынка, только в большем масштабе – повсюду вывески на китайском, китайская речь. Поскольку Рождество – не их праздник, в Чайна-Тауне магазины были открыты, но заходить всё равно не хотелось – реклама и подписи к товарам – опять-таки, на китайском.

 

Мы пытались найти какой-нибудь ресторан, чтобы пообедать, но местные забегаловки как-то доверия не внушали. В Маленькой Италии, естественно, всё было закрыто – в итоге мы пообедали очень вкусной пиццей в пиццерии «Маленькая Италия» прямо рядом с Эмпайер Стейт Билдинг.

 

После обеда мы на метро поехали до Рокфеллер Центра – у нас были билеты на смотровую площадку, и я хотела попасть туда на закате. По пути меня впервые в жизни спросили, не еврейка ли я – на центральных улицах стояла пара автобусов, на которых были ханукальные поздравления, а мальчики в традиционной одежде и с пейсами раздавали всем, сознавшимся в сопричастности, подарки и поздравляли с ханукой.

 

Из поздравлений ещё порадовала реклама на 42ой улице – какая-то антирелигиозная организация вывесила билборд, на котором было написано Reasonal Greetings! – по-моему, очень замечательная игра слов!

 

Билеты в Рокфеллер Центре выдают на определённый временной промежуток – у нас были на 4:50 (притом, что мы пришли туда без чего-то четыре!), закат мы в итоге пропустили, потому что в 4:50 только начали пускать внутрь, внутри была ещё проверка сумок, на которую собралась толпа. На проверке у меня чуть не своровали фотоаппарат! В ящик для проверки мы сложили: фотоаппарат, плейбук и телефон. Я прошла через рамку металлоискателя первой, забрала свою куртку и стала отходить от ленты. Муж шёл следом и спросил, где фотоаппарат. Вернулись к охранникам, попросили отдать фотоаппарат. Товарищи чоповцы с сильно напрягшимися лицами сказали, что у них его нет. Мы на слегка повышеннных тонах стали возмущаться. Женщина из пары, шедшей за нами, предположила, что его захватил кто-то из шедших впереди.

 

Я побежала вперёд к лифтам, где лысый чоповец уже спрашивал у толпы, не взял ли кто по ошибке чужой фотоаппарат. Увидев два испанских семейства с колясками, которые были перед нами в очереди, я подошла ближе, и на шее у одной из мамаш висел похожий на мой аппарат. Поскольку таких агрегатов у туристов вокруг очень много, я подошла поближе, чтобы рассмотреть объектив – испанка вцепилась в аппарат и заявила «Это мой!» – в этот момент я увидела, что объектив мне ну очень знаком, и попросила (вежливо) показать мне фотографии с камеры – чтобы установить истину. Тётенька в этот раз посмотрела на сам аппарат, а не на меня, сказала «Ой!» и вернула мне камеру. Охраннику она через какое-то время стала объяснять, что мол, её сын убрал такой же аппарат в сумку без её ведома, она и взяла мой по ошибке. Я как-то слабо верю в это – хотя, зачем бы она тогда повесила его себе на шею, а не тихо убрала в сумку? В общем, главное, что мне вернули мою игрушку.

 

По пути к станции, с которой ходят электрички до Ньюарка, мы зашли поужинать в салат-бар, который на поверку оказался эдаким гибридом закусочной и супермаркета. Я купила себе суши и села за столик есть, муж в это время всё ещё стоял у прилавка и ждал, пока ему нажарят картошки. В заведении кроме нас только два продавца и парочка за столиком на противоположном конце кафе. Вошёл странный мужик – бросил куртку на столик неподалёку от нашего, подошёл к прилавку и стал визгливым голосом требовать сэндвич, но только не с курицей. Потом начал что-то бубнить, метаться между своим столиком и прилавком, замер у своего столика и стал копошиться. Я его, естественно, игнорировала. Потом он пошёл нарезать круги вдоль столиков в приспущенных джинсах, демонстрируя всем стринги. Поскольку зрители продолжили игнорировать его бенефис, он решил пойти в народ – и почему-то выбрал меня, и стал подбираться поближе. Увидев такое дело, я попросила мужа по-английски объяснить товарищу, что я не ценитель подобных выступлений. Муж тут же подошёл и довольно громко велел чудаку уходить. Когда тот продолжил что-то бубнить, муж для иллюстрации своих слов скинул куртку товарища на пол и повторил своё требование. В этот раз чудак обиженно подобрал куртку, но остался стоять у «своего» столика. К этому моменту подошёл продавец, который находился ближе к сцене (второй был занят приготовлением еды). Муж повторил требование выметаться так же громко, но по-русски. Возможно, чудак уже имел дело с русскими, но он весь как-то скукожился и на полусогнутых сиганул вглубь магазина – тут ему наперерез бросились уже оба продавца, выгнали его из магазина и извинились перед нами. Такие вот спектакли разыгрываются в ночных закусочных Нью Йорка.

 

На третий день был план доехать на туристическом автобусе до парома (пока билетик действовал – он действует 24 часа с момента выдачи). Приехав на автобусе к остановке паромов, мы были ошарашены при виде очереди – она, как удав, извивалась по всему парку – подозреваю, что люди проводили в ней по паре часов, не меньше, чтобы попасть на паром. Поскольку стоять в очереди несколько часов, чтобы сплавать посмотреть на Бабу, мы были не готовы, мы снова погрузились на автобус, проехали мимо здания ООН, по ходу дела с удивлением для себя узнали от гида, что пожив в Нью Йорке, Лев Троцкий уехал в Россию и сделал там революцию, выгрузились где-то в районе Таймс Сквер, дошли до Централ Парка, прогулялись по нему до Музея Естественной Истории – пробежались по залам с динозаврами, прошли по спирали большого взрыва – закрученный вверх на несколько этажей пандус, показывающий в картинках историю развития вселенной с момента большого взрыва 13 миллиардов лет назад до сегодняшнего дня – в том числе, зарождение жизни. Впечатляет очень сильно.

 

Ещё заворожила карта, которая показывает землетрясения, произошедшие в Штатах и в мире сегодня, вчера, за последний месяц и, кажется, год – места обведены разноцветными кругами (цвета разнятся по времени), а диаметр круга показывает, какой силы было землетрясение.

 

После музея мы на метро поехали к Эмпайер Стейт Билдинг – наученные неудачным опытом предыдущего дня, приехали ещё раньше – чтобы попытаться поснимать закат над городом. В очереди мы провели в итоге полтора часа – там был полный ужас– толпы повсюду, «блатники» (доплати 25 долларов за билет и стань блатником) проходили без очереди и замедляли весь процесс, на 84 этаже очередь к лифтам на последние шесть этажей такая, что мы было решили, что опять пропустим закат – но администраторы догадались таки предложить желающим пройти шесть этажей по лестнице, и мы были в первых рядах желавших – в итоге мы оказались на крыше перед тем, как солнце село, я даже смогла найти местечко с видом на запад, чтобы приткнуться с фотоаппаратом, и оно таки того стоило, однозначно – видеть, как солнце садится, и город потихоньку разгорается собственными огнями – потрясающе!

 

Спустившись с небес (Эмпайр Стейт на данный момент – самое высокое здание в Северной Америке (здание в плане офисно-жилого, в целом наша Си Эн Тауэр всяко выше), мы пошли в Macy’s – местный аналог ЦУМа – за покупками.

 

На следующее утро, в отличие от двух предыдущих дней, которые были солнечными, было хмуро, но мы всё равно поехали на паром – в этот раз на самый первый. Приехали за полчаса, очередь была, как мы и надеялись, минимальной, прошли проверку, сплавали посмотреть на Бабу, сфотографировались, сделали пару панорамных кадров города, и поехали обратно в гостиницу – забрали машину и отправились в обратный путь – в этот раз он был на час короче за счёт включённых платных дорог в навигаторе.

 

Почти всю обратную дорогу был ливень, где-то за час перед границей он перестал, а чётко как мы встали в очередь на границе, начался снег, под которым мы так и ехали до дома – думаю, ехавшие впервые в Канаду американцы теперь точно думают, что в Канаде всегда снег и холодно!

 

Анастасия Шевченко