4 месяца пролетели незаметно. И вот настал долгожданный и немного грустный день отъезда. Мы прослушали последние напутствия от организаторов, попрощались и включили счетчик отсчета дней до возвращения. Жанна летела до Парижа с группой в 120 человек. В 8 утра после прилета их покормили и повезли на экскурсию по городу. Я, честно говоря, слабо представляю себе, как можно наслаждаться красотами Парижа после ночного перелета. Тем не менее, организаторы устроили детям автобусную и теплоходную экскурсии, а также посещение Лувра. На следующий день все разъехались или улетели в другие города к «своим» семьям. Жаннина группа летела в Лион, и это была самая большая группа в 25 человек. Многие дети летели группами по 2-3 человека в другие города. В Лионе канадцев встретили партнеры с родителями и началась французская часть их программы.

 

Нашим самым большим опасением было то, что Жанне будет очень трудно вписаться во франкоязычную среду, несмотря на то, что 7 лет изучения французского по French immersion программе, по идее, должны были дать неплохую начальную подготовку. Наши переживания оказались напрасны, Жанна нам потом рассказывала, что с первого дня понимала почти все, что ей говорили. Жанна без проблем могла выразить любую свою мысль, но ей не хватало словарного запаса, чтобы сказать это так же легко и свободно, как на английском. И, конечно же, были проблемы с грамматикой – тяжело на ходу употребить правильную форму глаголов, порядок слов в предложении или выбрать правильный артикль. Французы поначалу напрягались, когда слушали Жанну, но понимали все, что она говорила. Частенько выяснялось, что континентальный французский, в отличие от квебекского, позаимствовал достаточно много английских слов – например, французы не понимают квебекского «магазинаж» и употребляют вместо него слово «шоппинг». С каждым днем конечно язык у Жанны улучшался и ее понимали все лучше. В школе на переменах поначалу было тяжело ориентироваться, кто что говорит, потому что со всех сторон раздавалась французская речь. Но в какой-то момент Жанна стала замечать, что даже когда она слушает кого-то в своем кругу, то понимает, что говорят у нее за спиной или сбоку. Замечено, что погружение в языковую среду часто имеет замедленный эффект, который проявляется спонтанно – у нашего ребенка это произошло примерно к шестой неделе, когда она, по её словам, стала понимать «всё, что вокруг говорят, даже телевизор». В какой-то момент ей даже сон приснился на французском языке. Тяжелее всего давался французский юмор. Когда кто-то шутил и все вокруг смеялись, у Жанны уходило какое-то время, чтобы осмыслить, что же они сказали и что было смешного. И, соответственно, когда Жанна пыталась переводить англоязычные шутки на французский язык, французы не совсем и не всегда понимали юмор – то ли из-за различий в культуре, то ли из-за плохого перевода.

 

Интересно заметить, что в программе участвуют далеко не только школьники из French immersion програм, но и дети, изучающие французский по стандартной программе: с 4 класса по 3 урока в неделю. В Жанниной группе было достаточно много таких детей, и, по ее словам, некоторым из них приходилось очень тяжело.

 

В целом, первый месяц во Франции для Жанны оказался не очень удачным. Трудности в общении с Камиль, которые были заметны уже в Канаде, во Франции сильно усугубились. Камиль вела себя не очень дружелюбно, Жанна откровенно была ей в тягость. Ситуация, на самом деле, вполне нормальная, и в этом может и не быть ничего страшного, если родители ведут себя адекватно и эффективно помогают разбираться с возникающими разногласиями. Однако, в нашем случае этого не случилось: к сожалению, оказалось, что Жаннин визит пришелся на не самый благоприятный период в семейных отношениях принимающей стороны, и у родителей явно хватало более важных проблем. Жанна очень подружилась с сестренкой Камиль, папа тоже относился к Жанне с явной симпатией, а вот с мамой ее отношения откровенно не сложились… В итоге, в какой-то момент мы решили, что так дело не пойдет и нужно по этому поводу что-то делать. Мы обратились за помощью к организаторам программы – и, задним числом, жалеем, что не сделали этого раньше. Работники ISE действовали быстро, решительно и в высшей степени профессионально. Выслушав наш рассказ о том, в какой ситуации оказался наш ребенок, организаторы тут же предложили перевести Жанну в другую семью, хотя обычно они и стараются наладить отношения без перевода. За полдня они подобрали ей новую партнершу, получили согласие от родителей, получили от нас согласие, и через сутки Жанна была перевезена в соседний район, где у нее (наконец-то!) началась нормальная жизнь, и наш ребенок сообщил нам что-то вроде: «Теперь я понимаю, почему организаторы нам говорили, что программа по обмену – это очень интересно и очень весело».

 

На новом месте с первой минуты Жанна почувствовала себя очень комфортно и уютно, и сразу подружилась со своей новой партнершей, которую звали Леа, ее сестрой Ромэн и родителями. В первый же вечер она позвонила нам по скайпу, и мы познакомились с семьей. Оказалось, что эта семья была уже в третий раз палочкой-выручалочкой для детей, которым не повезло с первого раза – до Жанны они принимали уже двух других девочек в прошлые годы, у которых не сложились отношения в первых семьях. Жанна себя почувствовала наконец-то членом семьи, ее вовлекали в домашние дела и никогда не отказывались от помощи, если Жанна предлагала сама что-нибудь сделать по дому.

 

На следующий день после перевода Жанна начала ходить в новую школу. Леа познакомила ее со своими подружками и помогла адаптироваться.

 

Школа во Франции не похожа на канадскую школу. Во-первых, территория школы огорожена забором и на входе всегда дежурит учитель. На выходе проверяют дневник, чтобы убедиться, что у тебя уроки закончились и ты не пропускаешь занятия. Очень непривычное расписание – дети в школе находятся с 8 утра до 16:30 вечера четыре раза в неделю, а по средам с 8 до 12. Необычно длинная перемена в обед – почти 2 часа. Потому что всех кормят вкусным горячим обедом. Причем бесплатно – платит государство. Есть небольшой выбор блюд и даже десерт! Так как еду с собой носить не нужно, и учебники тоже носить не нужно, то девочки ходят в школу с матерчатыми дамскими сумочками, а мальчики с крохотными рюкзачками.

 

Так же как и в русских школах, в старших классах нет уроков рисования и музыки (по крайней мере, в обычной школе). Зато есть уроки по разным языкам. Английский обязательный и еще 2 европейских языка на выбор – испанский, итальянский, немецкий и латинский. Жанну записали на итальянский и латинский языки. Учитель по латинскому языку оказался очень добрым и разрешил Жанне читать французские книжки на уроке и не учить латинский. А на итальянском Жанна тут же получила задание – рассказать про свой город и про школу. Пришлось срочно осваивать итальянский язык. На уроках французского языка было, конечно, очень тяжело, но на удивление, тесты она написала неплохо. Тяжелее всего было на физике и географии. На физике был сложный материал, и Жанна совсем не знала терминологии. А на географии все было про Францию, и было слишком много незнакомых названий. Система отметок во французской школе 20-балльная и считается, что 12-14 баллов – это очень хорошие отметки. Самый простой и самый смешной предмет был, конечно же, английский. Их учат британскому английскому и тексты, которые они слушают, наговорены с британским акцентом. Так что, Жанна даже чему-то могла там научиться. Иногда учитель просил Жанну почитать тексты вслух, чтобы все послушали северо-американское произношение. Из школы девочки ездили на школьном автобусе. И это не северо-американский вариант «желтого» школьного автобуса, а очень комфортабельный автобус, похожий на наши междугородние “couch buses”.

 

В первые же выходные Жанна познакомилась с бабушкой и дедушкой. Бабушка научила девочек, как готовить сладкое блюдо, которое больше всего напоминает русский «хворост». Жанна даже привезла рецепт, и мы попробовали приготовить это дома. Всей семьей они ходили в бассейн, кино, в передвижной парк аттракционов, в местный парк с пещерами. Когда была хорошая погода – гуляли в Альпах. Пару раз ездили в центр города – посмотреть на архитектуру и пройтись по магазинам. Жанне очень понравилась беседка в центре города, где внутри беседки стоит книжная полка, и можно взять книжку, почитать и поставить ее потом на место. Один раз Жанну взяли в местный аналог нашего «Костко». Что удивительно – там тележки сразу с устройствами, которые считывают код товаров, и кассиры только проверяют содержимое и пробивают чек на всю сумму. В Канаде такого сервиса еще нет.

 

Ну и конечно, самое главное – это то, что Жанна чувствовала себя очень комфортно, все свое свободное время проводила с Леа, Ромэн и собакой Элкинг. Благо, во Франции весна наступает раньше, чем в Канаде, и последние 2 недели перед отъездом там было по-летнему тепло, поэтому можно было много времени проводить на улице. Девочки даже начали строить планы, как они вместе будут спасать планету Земля от загрязнения, и что для этого они могут сделать в Канаде и во Франции.

 

Второй месяц пролетел очень быстро, и настало грустное время расставания. Мама с папой шутили, что они украдут Жаннин билет, чтобы она не уезжала назад в Канаду. Но поездка подошла к концу, Жанну проводили до аэропорта в Лионе, и на этом она распрощалась со своими новыми друзьями. Мы, конечно же, встречали ее в Торонто – нашего подросшего и повзрослевшего ребенка.

 

После участия в этой программе мы задаем себе вопрос – оправдались ли наши ожидания от участия в этой программе? И однозначно отвечаем – да. Это такая замечательная возможность – посмотреть на мир, окунуться в другую культуру, пожить в другой семье, посмотреть на другую систему образования, убедиться, что французский язык – это не просто школьный предмет, а живой язык, на котором говорят десятки миллионов людей во Франции и во всем мире, ну и конечно же, завести себе новых друзей за океаном!

 

Особенно хотелось бы отметить профессионализм организаторов этой программы (ISE Ontario) – и наш случай в этом смысле особенно показателен. Все же, большинство обменов удается вполне неплохо, и к таким крайним мерам, как перевод ребенка в другую семью ISE прибегает нечасто. Тем более показательно, что сделано это было очень быстро и квалифицированно – очевидна заинтересованность организаторов в том, чтобы программа успешно работала и чтобы все участники оставались довольны.

 

В этом году Леа участвует в программе по обмену. Она только что провела 3 месяца в канадской семье в Эдмонтоне и теперь готовится к приему своей канадской партнерши в феврале. Что интересно, в этом году был очень большой недобор канадских участников (или избыток французских участников). 100 французских детей остались без канадских партнеров. Организаторы активно пытались найти как можно больше канадских кандидатов, продлили дату подачи заявлений. Но все равно не все желающие смогли приехать в Канаду.

 

Леа и ее гостеприимная семья зовут Жанну в гости в следующем году. И мы обдумываем вариант «частного» обмена – чтобы Леа приехала к нам на 2-3 недели, и потом Жанна отправилась бы к ним с ответным визитом. Причем они приглашают не только Жанну, но и нас тоже. Посмотрим, что из этого получится.

 

А пока что девочки продолжают общаться через интернет.

 

Татьяна Холодова.