Рано утром мы отправились в сторону границы с Гондурасом. После погранперехода Гватемала-Сальвадор (Chinamas), от погранпункта между Сальвадором и Гондурасом ожидалось нечто ещё более хаотичное (Гондурас всё-таки). Но переход elAmatillo приятно поразил.

 

На Сальвадорской стороне к нам подошли вооружённые пограничники и попытались завязать с разговор… на испанском, разумеется. Мы тут же начинаем объяснять, что «моя твоя не понимать». На лице пограничников – следы разочарования, и душевная беседа превращается в сухой допрос: Куда? На сколько? (Жестами показывая на наших мужей) Бойфренд?.

 

Потом нашим мужьям жестами было показано отправиться в непонятную будку, а нам с подругой (тоже жестами) – оставаться возле машины. Как оказалось, поводов для беспокойства не было, и зря мы с Катей нервно нарезали круги вокруг машины: мужья просто заполнили документы на выезд из Сальвадора. Разобравшись с сальвадорской бумажной волокитой, отправляемся на Гондурасскую часть погранперехода. На гондурасской стороне – приличное здание с организованными очередями желающих посетить страну. И пограничники даже владеют английским, причем не только на уровне «краткий вопрос по существу», но и вполне спокойно, дружелюбно и с юмором расспрашивали о наших впечатлениях и планах!

 

В приятном шоке отправляемся в сторону столицы Гондураса – города с сумашедшим движением под названием Тегусигальпа. Мало кто из относительно давно живущих в Канаде положительно отзовётся о манере вождения/трафике в центре Торонто… или в Северном Йорке. Я уж молчу про движение в Нью-Йорке (в особенности – на Манхэттане). Но, если сравнивать со свежими впечатлениями после езды по московским пробкам,  видишь картину совсем под другим углом. Так к чему это я… движение в Торонто, да что там в Торонто, даже в Нью-Йорке – просто образцово-показательное по сравнению с тем хаосом и ужасом, который творится в Тегусигальпе.

 

Кое-как добравшись до центра, мы пришли к выводу, что осматривать город при подобном движении самостоятельно на своей машине – безумная затея, нужно разыскать туристический информационный центр и спросить у них обзорные туры. Бюро туристической информации мы нашли и даже попытались получить ответ на интересующий нас вопрос, но зашли в очередной лингвистический тупик. Для нас пришлось вызвать человека, говорящего по-английски, которого мы прождали минут 20. Выяснилось, что все туры в столице – только под заказ. Но есть вариант заказать индивидуальную экскурсию. Ориентировочная сумма за вариант «гид и мини-автобус», нас не устроила. Другой вариант – взять только гида и рулить самим. Уточнив, сколько мы готовы заплатить, девушка принялась обзванивать турфирмы ещё раз в течение часа, пока какая-то добрая душа не согласилась поводить нас по Тегусигальпе. Нашего гида Рене мы прождали ещё около получаса. В общей сложности на распросы и ожидания у нас ушло около двух часов, которые, впрочем, себя оправдали: Рене сработал очень эффективно, успел показать нам много интересного в весьма короткое время и был просто кладезем интересной информации.

 

Сначала он предложил нам осмотреть город “свысока”: для этого мы через пробки прорвались туда, откуда открывается самый лучший обзорный вид на весь город – в парк Picacho. Сам парк – популярное место отдыха у местных, но в середине рабочего дня он был довольно-таки пустынный. Если верить Tripadvisor, Picacho – одно из немногих мест в столице, где безопасно доставать из сумочки относительно дорогую фотоаппаратуру. Тем не менее, всё равно советуют отправляться туда в сопровождении кого-нибудь из местных и очень внимательно следить за своими вещами. А в окружении сосен под впечатлением действительно потрясающих видов очень легко потерять бдительность. В китайском уголке парка есть очень интересное место: если встать на середину площадки, то, сказав что-то, можно услышать громкое эхо, которое никто вокруг тебя больше не слышит. На территории парка также находится пусть и менее известная, чем бразильская, но тоже весьма приметная статуя Иисуса Христа, возвышающаяся над столицей.

 

Столица условно состоит из двух городов: собственно, Tegucigalpa, и Comayagüela. Решение о том, что эти два города станут единой столицей Гондураса, было принято в 1898 году. При этом оба города сохранили за собой свои исконные названия. Разделяет их речка Choluteca.За более чем 100 лет ничего не изменилось. В том числе и ширина улиц, по которым теперь проходит очень интенсивный поток транспорта, но расширить улочки нет возможности. Отсюда и транспортные проблемы. Хотя… мне кажется, корни транспортных проблем лежат куда глубже простых недостатков транспортной системы. Возьмём, к примеру, то, что в Гондурасе на очень многих машинах просто отсутствуют какие-либо сигнальные лампочки (на их месте просто зияют дыры), это не имеет никакого отношения к узким улицам. Как и то, что на наши безуспешные попытки перестроиться в левый ряд (при включённых поворотниках) наш гид сказал нам открыть окно и просто махнуть рукой (“Ээээ… у нас не очень обращают внимания на поворотники…”).

 

В самой столице, если спуститься в центр города с высоты парка Picacho, тоже немало интересного. К примеру, католическая базилика Suyapa. Дева Мария Суйяпская, чья статуя хранится в данной базилике, – покровительница Гондураса. В 1982 году специальным декретом Папы она была возведена в ранг покровительницы всея Центральной Америки. Так что… очень важная статуя. Как водится в таких случаях, она чудесным образом была найдена 8-ми летним мальчиком в 18-м веке и скромно хранилась в семейном алтаре до тех пор, пока не раскрыла свою святую природу через 20 лет и не начала творить чудеса.

 

Национальная валюта Гондураса – Лемпира – была названа в честь одноименного национального героя. Лемпира был вождём индейского племени и противостоял вторжению испанских конкистадоров на территорию современного Гондураса. Происходило это в 16-м веке. С тех пор много воды утекло, но героя помнят, увековечили в валюте и в памятниках.

 

Как оказалось, ничто культурное гондурасской столице тоже не чуждо: у них есть замечательный национальный театр. По размерам он, конечно, уступает Большому, но вполне устраивает местную публику.

 

У Рене в запасе было ещё много тузов, и нам ещё хотелось много чего осмотреть, но время как-то совсем незаметно и быстро пролетело. Уже было три часа, а нам ещё надо было выбраться из Тегусигальпы и пилить почти 90 км до Comayagua.

 

Рене почему-то считал своим долгом вспомнить всех русско-язычных туристов, с которыми ему когда-либо приходилось иметь дело. По тем словам, которые он вспоминал (а-ля “братан”),  рисовался в голове довольно типичный образ. Помимо этого, Рене зачем-то позвонил какому-то потомку русских эммигрантов и дал нам трубку. Ну вот скажите, о чём разговаривать с совершенно незнакомым человеком в такой ситуации? Вот и ограничилась наша беседа: “Как дела? Давно тут? Как вам в Гондурасе? и т.п.”.

 

Много разговаривали с Рене о жизни в Гондурасе. Как выяснилось, для того, чтобы ощущать себя на уровне гораздо выше среднего, в Гондурасе не так уж много денег надо (не смогу вспомнить точных цифр, но нам показалось немного). В последние годы значительно увеличилось количество европейцев и североамериканцев, переезжающих в Гондурас на ПМЖ. Интересно, чем они все занимаются? Впрочем, посовещавшись потом в своей компании, пришли к однозначному мнению: как бы дёшево тут не жилось, жить за забором в элитном посёлке, отгородившись от реальной жизни, как-то не хочется. А в реальной жизни Тегусигальпа не производит места, где можно спокойно расслабиться и наслаждаться пенсией.

 

P.S. В целом жители Тегусигальпы были вполне дружелюбными. Правда, как-то странно на меня реагировали. Почему-то из всей нашей группы именно мне постоянно махали ручками и говорили: “Bye-bye”. Я б не удивлялась, если б говорили “Hi”, а так… странные они какие-то.

 

Инна Пугачева

 

Продолжение следует