Многие из вас наверняка хоть раз проезжали мимо элегантного особняка в неоклассическом стиле, одиноко красующегося на холмах у Гамильтоновской гавани. Интересно, кто был тот чудак, который построил такое совсем необычное для Северной Америки здание? Почему оно стало музеем? Он разорился и, также как владелец Casa Loma, закончил свои дни в полной нищете? Эти и ещё множество других вопросов роились в моей голове каждый раз, когда Dundurn Castle попадал в поле моего зрения. Мы даже как-то специально поехали с мужем в Гамильтон погулять по окружающей особняк территории, но я тогда так и не нашла ответы на свои вопросы. И вот, на закате 2014-го года, когда в последнюю субботу года на улице царила великолепная погода, а заняться было особо нечем, я решила проникнуть внутрь музея и выведать его секреты.

 

Начнём с шокирующих: строительство здания обошлось в $175 000 в 1835 году, а это почти 5 миллионов долларов в наше время! Видимо, карьера сэра Аллана МакНаба складывалась весьма неплохо. За такие деньги МакНаб смог себе позволить не только европейский дизайн, но и последние достижения своей современности: водопровод и газовое освещение.

Участок под строительство Сэр Аллан приобрёл у менее удачливого бизнесмена Ричарда Бизли. Последний разорился на махинациях с землёй и вынужден был распродать практически всё своё имущество в уплату долгов (включая 54 км2 земли в местности, ныне являющейся территорией Китченера). МакНаб не стал сравнивать с землёй имевшиеся на участке постройки. Нанятый им архитектор весьма умело использовал и фундамент дома, и подвальные помещения, включая пороховое хранилище, построенное британской армией на владениях Бизли.

 

Гиды в костюмах 19-го века проводят экскурсии по музею, перенося посетителей в один из обычных дней 1855 года (вершина карьеры Сэра МакНаба) и демонстрируя быт обитателей Dundurn Castle. Впрочем, день нашего посещения не был обычным — 27-го декабря дом был всё ещё украшен к Рождеству, и экскурсия носила праздничный оттенок, дополняемый рассказами про рождественские традиции середины 19-го века.

 

В своём замке (а замком его, кстати, прозвали местные жители, изначально особняк назывался просто Dundurn в честь местечка в Шотландии, откуда были родом предки сэра Аллана) МакНаб устраивал шикарные приёмы для таких персон как сэр Джон Макдональд и король Эдуард VII. Блестящий юрист, удачливый предприниматель и выдающийся политик, Аллан был весьма почитаемой фигурой своего времени. Успех в деловой жизни не сопровождался счастьем в личной жизни. Первая жена, Элизабет Брук, умерла задолго до строительства Dundurn Castle, оставив мужу двоих детей. Вторая жена, Мэри Стюарт, пробыла хозяйкой блистательного поместья всего до 1846 года, также оставив мужу двоих дочерей. Воспитанием дочерей МакНабов занималась сестра второй жены.

 

Первый и второй этаж Dundurn Castle сочетают в себе изящность интерьера и новизну технологий. К примеру (понимаю, что нам это может показаться смешным, но…), на втором этаже к услугам хозяев и их гостей был туалет со смыванием проточной водой! Понятное дело, что слугам всё равно приходилось бегать на улицу.

Реставраторы, занимавшиеся восстановлением интерьера музея, постарались на славу: даже обои в спальне МакНабов восстановлены в соответствии с найденным при реставрации кусочком обоев. Кстати, подобным «воссозданием» оригинальных материалов в Северной Америке занимается всего одна компания в Штатах. Сумма, которую пришлось заплатить за оригинальные обои, конечно, не астрономическая, но весьма впечатляющая (детали не помню, но помню своё впечатление).

 

Главный и второй этаж — произведение искусства, предназначенное, в первую очередь, для того, чтобы производить соответствующее статусу владельца впечатление. Наверняка сэру Аллану это хорошо удавалось: даже сейчас, почти два века спустя, при входе в каждую из 72 комнат поражаешься богатству обстановки и (ещё больше) функциональности помещений.

 

Когда проходишь мимо женской и мужской ванных комнат, хочется во весь голос кричать о дискриминации: для женщин — маленькая сидячая ванна, в то время, как у мужчин — шикарная ванна, в которой даже мне, при моём высоком росте, не покажется тесно. Впрочем, не спешите заявлять о неуважении сэра Аллана к своим прекрасным женщинам: дьявол, как известно, кроется в деталях. Оказывается, для женщин грели воду, и купались они в своей миниатюрной ванной в тепле и уюте, в то время как мужчины — под холодной проточной водой. Подогретая вода использовалась исключительно для бритья. Считалось, что холодная вода — полезна для здоровья. Да, я слышала об этом и даже иногда пыталась подвергать себя холодным обливаниям — малоприятное занятие. А уж представить себя в ледяной ванной я и вовсе не могу. Говорите, уральские мужики суровы? Нет, суровы были мужчины в 19-м веке, если выдерживали купание в холодной воде.

Стоит спуститься вниз — и благоприятное впечатление от дома усиливается. Не потому, что помещения для слуг были обставлены роскошнее хозяйских апартаментов (конечно, это не так), а потому, что именно там было сосредоточено всё самое современное и прогрессивное для середины 19-го века (если не считать хозяйского туалета на 2-м этаже). Здесь не встретишь имитации под итальянский мрамор или роскошной мебели из ценных пород дерева, но… то, как оборудованы различные функциональные комнаты (прачечная, хранилища, и т.п.), несомненно, вызывает одновременно и одобрение, и удивление. Чем было вызвано стремление хозяина облегчить труд по заточке ножей, к примеру? Устройство по заточке ножей и многие другие новинки того времени — служили ли они знаком того, что сэр Аллан стремился облегчить труд своих слуг или просто пытался сделать так, чтобы они дорожили своим местом и не пытались его обокрасть? Сложно сказать, нет на этот вопрос ответа и у экскурсоводов. Но, чем бы не вызваны были мотивы оборудовать рабочие места своих слуг по последнему слову техники, подобное стремление всё равно внушает уважение.

 

Из интересных моментов:

 

  • все слуги, за исключением прачки, были так называемые «live-in», т.е. проживали в Dundurn;
  • только у повара была своя отдельная комната, все остальные проживали в общей комнате (всего их было две: женская и мужская);
  • в связи со спецификой работы в качестве «live-in» слуги, женитьба/замужество для подобных слуг были запрещены. Из того, что мне удалось почерпнуть из просторов интернета — те же правила были и в Англии. Из правил были очень редкие исключения, на которые требовалось специальное разрешение хозяев;
  • прачка, как я упомянула выше, была единственным приходящим слугой. Труд прачки оплачивался по часам. Количество часов, требуемых на обслуживание поместья подобных размеров, было неимоверным. Но от желающих пойти на подобную работу не было отбоя, плюс прачка могла иметь семью, поскольку не проживала в хозяйском доме. Когда она только находила на неё время — это другой вопрос;
  • каждый колокольчик для вызова слуг был сделан индивидуально, у каждого – своё уникальное звучание. Это было сделано для двух целей: во-первых, этот звук можно было различить издалека, не обязательно было бежать к табличке, чтобы понять, кого вызывают, а во-вторых, не все слуги умели читать.

 

Хозяин Dundurn Castle покинул этот мир в возрасте 64 лет, сделав очень многое для Онтарио: благодаря ему было запущено железнодорожное сообщение (Great Western Railway), основан первый банк в Гамильтоне. Казалось бы, такому человеку благодарные соотечественники должны были воздвигнуть памятник, однако… Слухи о его переходе в католицизм на смертном одре вызвали настоящую бурю ярости в прессе.  Борьбу за тело выиграла католическая церковь, предоставившая сертификат о крещении, выпущенный за день до смерти Аллана МакНаба. Во избежание возможного вандализма тело МакНаба похоронили в безымянной могиле на территории католического кладбища. На настоящий момент точное местонахождение останков владельца Dundurn Castle неизвестно, хотя на территории исторического кладбища Гамильтона можно увидеть надгробную плиту с именем Сэра Аллана.

 

В завершение экскурсии было удивительно узнать, что ни одной из дочерей сыра Аллана (его единственный сын давно погиб в результате несчастного случая на охоте) после смерти отца Dundurn Castle оказался не нужен. Все они весьма удачно вышли замуж и разъехались по различным частям света (кто-то — в Австралию, кто-то — в Англию). Канада в те времена воспринималась как «задворки мира», кому нужно было переезжать туда из тёплой Австралии или блистательного королевства? Город Гамильтон приобрёл его всего за $50 000 (напомню, строительство обошлось в $175 000). Впрочем, потомки сэра Аллана не отказались от замка окончательно и бесповоротно: его пра-пра-правнучка, герцогиня Корнуольская, является куратором музея.

 

Замок на настоящий момент всё ещё находится в процессе реставрации. Но, со слов экскурсовода, весной ожидается завершение основного этапа реставрации, и посетители увидят многие помещения, до сих пор скрытые от глаз публики. Также с замка снимут «леса», что, безусловно, улучшит и без того прекрасный облик Dundurn Castle.

 

Инна Пугачёва